Yerevan Physics Institute


DIVISIONS


Besucherzahler Foreign brides from Russia
счетчик посещений

News

Ա. Ի. ԱԼԻԽԱՆՅԱՆԻ անվան ԱԶԳԱՅԻՆ ԳԻՏԱԿԱՆ ԼԱԲՈՐԱՏՈՐԻԱ (ԵՐԵՎԱՆԻ ՖԻԶԻԿԱՅԻ ԻՆՍՏԻՏՈՒՏ)
Հ Ի Մ Ն Ա Դ Ր Ա Մ

ՀՐԱՄԱՆ N27
24.10.2013

ԱԱԳԼ-ի հիմնադրամի «ԱՐՈՒՍ» արագացուցչային համալիրի հետագա շահագործման և մոտակա տարիների ընթացքում գիտափորձերի իրականացման նպատակով

ՀՐԱՄԱՅՈՒՄ ԵՄ՝

1. Հայտարարել ծրագրերի բաց մրցույթ «ԱՐՈՒՍ» արագացուցչային համալիրի արդիականացման, միջուկային ֆիզիկայի, տարրական մասնիկների ֆիզիկայի, պինդ մարմնի ֆիզիկայի, կենսաֆիզիկայի, կիրառական ֆիզիկայի ոլորտներում հետազոտությունների իրականացման նպատակով:

2. Վերոնշյալ մրցույթի պայմաններն են`

2.1. Ծրագիրը պետք է բաղկացած լինի 2 մասից՝ ֆիզիկայի բնագավառում մրցունակ գիտափորձերի նախագծից, որը պետք է նախատեսված լինեն առնվազն 10 տարվա համար, ինչպես նաև օղակաձև էլեկտրոնային արագացուցչի արդիականացման համապատասխան նախագծից:

2.2. Անհրաժեշտ է ներկայացնել ներքոհիշյալ աշխատանքների համար պահանջվող ֆինանսական միջոցների մանրամասն հաշվարկ.

      ա) Արագացուցչի արդիականացում
      բ) Ենթակառուցվածքների վերանորոգում
      գ) Փորձարարական սարքավորումների ստեղծում
      դ) Առաջարկվող գիտափորձերի ընթացիկ ծախսեր՝ ներառելով էլեկտրականության, ջրի, նյութերի, սարքավորումների, աշխատավարձի արժեքը:

2.3 Անհրաժեշտ է ներկայացնել նաև մասնակիցների կազմը՝ նշելով որակավորումը և տարիքը;

3. Ծրագրերի քննարկման համար կազմավորել միջազգային փորձագիտական հանձնաժողով, որի կազմը համալրել բաժանմունքների ղեկավարների կողմից առաջադրվող թեկնածուներով: 4. Ծրագրերը ներկայացնել ինստիտուտի գիտ. քարտուղարին մինչև 2014թ. հունվարի 31-ը:

5. ԱԱԳԼ-ի գիտ.քարտուղար Տ.Համբարձումյանին՝ մրցույթի մասին հայտարարությունը (հայերեն, անգլերեն, ռուսերեն լեզուներով) տեղադրել ԱԱԳԼ -ի ինտերնետային կայքում և տեղեկացնել արտասահմանյան խոշորագույն արագացուցչային կենտրոններին:

6.Արագացուցչային ֆիզիկայի բաժանմունքի ղեկավար Ա.Ղալումյանին՝ 15-օրյա ժամկետում ներկայացնել գրավոր տեղեկատվություն օղակաձև Էլեկտրոնային արագացուցչի ներկա տեխնիկական վիճակի մասին, ներկայացնել համապատասխան գծագրեր:.

7.Փորձարարական ֆիզիկայի բաժանմունքի ղեկավար, ԱԱԳԼ –ի գիտխորհրդի նախագահի տեղակալ Ա.Սիրունյանին՝ ձևավորել և հաստատել Գիտական խորհրդում միջազգային փորձագիտական հանձնաժողովի կազմը, և կազմակերպել նրա աշխատանքները, ԱԱԳԼ-ի Գիտխորհրդում անցկացնել ներկայացված նախագծերի լսումներ:

8.Հանձնաժողովի աշխատանքների ավարտից հետո մրցույթի արդյունքները ներկայացնել ինձ:

9. Հրամանը ուժի մեջ է ստորագրման պահից:

ԱԱԳԼ-ի տնօրեն Ա. Չիլինգարյան

A.I.ALIKHANYAN NATIONAL SCIENCE LABORATORY (YEREVAN PHYSICS INSTITUTE) FOUNDATION

ORDER N27
24.10.2013

The following ORDER N27 has been issued by the director of A. Alikhanyan National Laboratory (Yerevan Physics Institute) to insure sustained electron synchrotron operation for competitive research programs in future.

ORDER

1. To announce an open competition on upgrading of “ARUS” accelerator complex for competitive research programs in the areas of nuclear physics, physics of elementary particles, physics of solid state, applied physics and biophysics.

2. The conditions of the competition are:

2.1. The research program should consist of 2 related parts: competitive physics programs for at least 10 years and accelerator upgrading programs.

2.2. Present a detailed calculation of the required funding:

      a) Accelerator upgrading
      b) Infrastructure repairing
      c) Design/construction of Experimental equipment
      d) Requested budget for active experiments including electricity, aquatic, materials, equipment, and salary.

2.3 Submit the list of team members indicating their qualifications and age.

3. In order to evaluate the submitted programs an International Expert Committee will be formed and include candidates proposed by the head of the institute. 4. The proposals should be submitted to the scientific secretary of YerPhI not later than January 31, 2014.

5. Scientific secretary should post submitted proposals on the institute website (in Armenian, Russian and English) and distribute this call among world largest accelerator centers.

6.Within 15 days head of accelerator physics department Ghalumyan A. should provide a report on the current technical state of the accelerator with corresponding schemes.

7.Head of experimental physics department, deputy chairman of Scientific council of YerPhI Sirunian A. is responsible for organizational issues of formation the expert committee, and its duties and for review of submitted proposals by the Scientific Council of YerPhI.

8. The results of the committee should be presented to the director of A. Alikhanyan National Laboratory (Yerevan Physics Institute).

9. The document comes into force upon signature.

Director YerPhI A. Chilingarian

НАЦИОНАЛЬНАЯ НАУЧНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ ИМ. А.И. АЛИХАНЯНА (ЕРЕВАНСКИЙ ФИЗИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ) ФОНД

ПРИКАЗ N27
24.10.2013

С целью дальнейшей эксплуатации ускорительного комплекса “АРУС “ для проведения в ННЛА научных экспериментов в течение ближайших лет

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Объявить открытый конкурс программ модернизации ускорительного комплекса “АРУС” и проведения экспериментов в области физики ядра и элементарных частиц, физики твердого тела, прикладной физики и биофизики.

2. Условия конкурса:

2.1. Программа должна состоять из 2 частей: проектов конкурентоспособных физических экспериментов, рассчитанных не менее, чем на 10 лет, а также проектов модернизации электронного ускорителя.

2.2. Необходимо подробно представить требующиеся финансовые средства для работ, приведенных ниже:

      а) модернизации ускорителя,
      б) восстановления инфраструктуры,
      в) создания экспериментальных установок,
      г) текущие расходы на проведение экспериментов, в том числе расходы на электроэнергию, воду, материалы, оборудование, зарплаты.

2.3 Необходимо представить состав исполнителей с указанием их квалификации и возраста.

3. Для обсуждения представленных программ сформировать международную экспертную комиссию, дополненную кандидатурами, предложенными руководителями отделений. 4. Программы представить ученому секретарю института до 31-ого января 2014 года.

5. Ученому секретарю ННЛА Т. Амбарцумян: разместить на сайте института объявление о конкурсе (на армянском, русском и английском языках) и оповестить крупнейшие зарубежные ускорительные центры.

6. Руководителю отделения ускорительной физики А. Галумяну: в 15-дневный срок представить информацию о текущем техническом состоянии ускорителя с соответствующими схемами.

7. Руководителю отдела экспериментальной физики, заместителю председателя Научного совета ННЛА А.Сируняну: провести слушания представленных проектов на заседании НС института, обеспечить формирование и утверждение состава международной экспертной комиссии Научным советом ННЛА, а также организовать работу комиссии.

8. По окончании работы международной экспертной комиссии результаты конкурса представить мне.

9. Приказ вступает в силу с момента подписания.

Директор ЕрФИ А. Чилингарян

AHigh-energy γ-ray astronomy comes back to Earth

Planned ground-based telescope array could shed light on dark matter and the origin of cosmic rays.

20 June 2013
Source: http://www.nature.com

With Earth’s atmosphere acting as a near-total shield against high-energy γ-rays, astronomers have traditionally relied on space telescopes to detect them. But plans that will be presented in early July at the International Cosmic Ray Conference in Rio de Janeiro, Brazil, indicate that γ-ray astronomers are betting their future on an ambitious ground-based telescope. On dark, moonless nights, the proposed Cherenkov Telescope Array (CTA) would capture the fleeting trails of blue light that are produced when γ-ray photons, emitted by collapsing stars or gas-guzzling black holes, are absorbed in the upper atmosphere.

“For high-energy γ-ray astronomy, the future is on the ground,” says Rene Ong, an astroparticle physicist at the University of California, Los Angeles, who is part of the CTA consortium of more than 1,000 physicists and engineers from 27 countries. Proponents of the CTA say that it would be able to solve two mysteries: the origin of ultra-high-energy cosmic rays and the nature of dark matter. The facility could also test theories of quantum gravity, they say.

In the 1950s, astronomers pioneered the technique of tracking γ-rays by their atmospheric signature (see 'Tell-tale trails'). Three operational ground-based arrays consisting of just a few telescopes have since identified more than 150 high-energy γ-ray sources.

The CTA would have the energy range, sensitivity and angular resolution to find many more. It would consist of two sites, one in the Northern Hemisphere and one in the Southern, each with dozens of telescopes spread over about ten square kilometres. Together, they could identify an estimated 1,000 high-energy γ-ray sources. With a construction start in 2015, the facilities are projected to carry a price tag of €200 million (US$268 million).

The arrays would build on the range of energies up to 100 gigaelectronvolts (GeV) already mapped by the Fermi Gamma-ray Space Telescope, and could cover energies up to 100,000 GeV, a region that has never before been imaged. To achieve the same coverage in space, “you would have to fly an instrument the size of a football stadium,” says CTA spokesperson Werner Hofmann of the Max Planck Institute for Nuclear Physics in Heidelberg, Germany. But the CTA's upper-energy limit is still only one-millionth of the highest energy cosmic rays detected so far.

Astrophysicists suspect that the mechanisms that launch the mysterious cosmic rays also emit high-energy γ-rays. And given that cosmic rays — which consist of protons or atomic nuclei — can be bent by galactic magnetic fields on their way to Earth, γ-rays present a more promising way to trace and image the sources because they have a more direct path. These sources have so far proved elusive for cosmic-ray detectors such as the Pierre Auger Observatory in Argentina.

Another motivation for the project is to further the understanding of dark matter, which is thought to make up more than 80% of the Universe’s matter. The CTA would be sensitive to the photons given off by the annihilation of dark matter particles, in an energy region much higher than those probed by direct detection experiments and the Large Hadron Collider at CERN, Europe's particle-physics laboratory near Geneva in Switzerland. Hofmann says that the CTA will also be able to test theories of quantum gravity, some of which predict that the speed of light depends on the energy of a photon. By comparing arrival times for photons across an unprecedented energy range, astronomers would be able to see if there is variation in the speed of light, as some theories predict.

Design plans suggest that the CTA would consist of telescopes of three sizes: four 23-metre telescopes (to image the faint trails of lower-energy γ-rays) surrounded by dozens of 12-metre and 2–4-metre telescopes (to capture the rare highest-energy rays). The collaboration’s next step is to select sites for the facilities (see ‘Choice locations’), a decision due by the end of 2013. There is fierce competition for the Southern site. Notable candidate countries include Argentina, which already hosts the Auger observatory, and Namibia, which is near the South African site of the Square Kilometer Array, a planned network of radio telescopes.

Although funding is not yet secure, Germany has already agreed to support the CTA. The project has also done well in US competitive peer reviews, with the US National Science Foundation in Arlington, Virginia, paying for the production of a prototype telescope. Still, Ong says that it will be vital to convince policy-makers that γ-ray astronomy is as good from the ground as it is in space. “That’s critical, because this is a very large project,” he says.

В 2012 г. УЧЕНЫЙ  СОВЕТ ОБЪЕДИНЕННОГО ИНСТИТУТА ЯДЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ
   ПРИСУДИЛ ПРЕМИЮ ЗА ЦИКЛ РАБОТ

«ПОДБАРЬЕРНЫЕ РЕАКЦИИ НА ПУЧКАХ СЛАБОСВЯЗАННЫХ КЛАСТЕРНЫХ ЯДЕР »


           Группе авторов:

  Н.А. Демёхина. Ереванский физический институт, Ереван, Армения, Лаборатория ядерных реакций им. Г.Н. Флерова, ОИЯИ

  А.А. Кулько, С.М. Лукьянов, Ю. Э. Пенионжкевич, Н.К. Скобелев, Ю.Г. Соболев.  Лаборатория ядерных реакций им. Г.Н. Флерова, ОИЯИ

   В. Крога, А. Куглер, Я. Мразек. Институт ядерной физики, Ржеж, Чешская Республика

  К. Борча. Национальный институт физики и ядерной технологии, Бухарест, Румыния

                                          
На конкурс научных работ ОИЯИ был представлен цикл исследований на пучках ускоренных слабосвязанных ядер d, 4Не, 6Не, 6Li в области энергий близких к Кулоновскому барьеру, в которых четко проявилась кластерная структура налетающих снарядов. Измерялись сечения реакций слияния, испарения, а также передачи нуклонов и кластеров в прямом взаимодействии на мишенях 197Au, натPt и 45Sc. Реакции 6Не +197Au и 6Не +45Sc исследовались на ускорителе DRIBs  ЛЯР ОИЯИ при энергии 6Не ≤10МэВ∕нуклон. Впервые были  получены данные, характеризующие функции возбуждения в реакциях с экзотическими ядрами  области низких энергий. Анализ  результатов измерений показал усиление вероятности слияния с последующим испарением нейтронов, а также увеличение вероятности передачи нейтронов в области энергий налетающих частиц подбарьерных и близких к Кулоновскому барьеру. Вероятность передачи нейтронов ядру мишени в зависимости от массового числа мишеней определялась, очевидно, степенью поляризации налетающего ядра кулоновским полем ядра мишени. Поэтому сечение передачи нейтрона ядру 197Au (Z=79) сушественно выше, чем в случае мишени 45Sc (Z=21).

Взаимодействие 6Li +natPt исследовалось на ускорителе ИЯФ (Чешская Республика)с целью  изучения роли каналов передачи кластеров d и 4Не мишени от распада слабосвязанного снаряда 6Li. Измерения показали значительное увеличение сечения передачи кластеров ядру мишени вблизи кулоновского барьера.

Эксперименты  на дейтронных пучках ЛНФ (ОИЯИ) и ИЯИ (Чешская Республика) с образованием тех же продуктов реакций на мишенях 197Аu и 45Sc  подтвердили сходство в характере изменения функции возбуждения реакций передачи нейтронов. Близость абсолютных сечений реакций с d и 6Li позволяют предположить, что дейтрон ведет себя в ядре 6Li как свободная частица. Это предположение впоследствии нашло подтверждение в экспериментах физиков Индии, Японии, Франции.

Таким образом, на основе проведенных экспериментов со слабосвязанными ядрами при энергиях вблизи Кулоновского барьера было отмечено, что реакции такого типа имеют ряд особенностей: увеличение сечения передачи кластера и нейтронов, усиление вероятности подбарьерного слияния, узкое импульсное распределение продуктов распада ядер. Эксперименты  при более высоких энергиях (при энергии 6Не ~ 20 МэВ/нуклон) показали, что вышеуказанные особенности нивелируются и слабосвязанные ядра взаимодействуют как стабильные. (Реакции с 6Не при энергии 20 МэВ/нуклон имеют характеристики, сходные с реакциями, вызванными 4Не на той же мишени). Сравнение экспериментальных данных с расчетными  по существующим моделям: ALIS-МР, EMPAIR-2.18 и TELYS-1.2 подтвердило предположение, что для удовлетворительного согласия с экспериментом вблизи Кулоновского барьера необходимо учитывать структуру налетающих ядер и вероятность процессов распада (break-up) и передачи  отдельных кластеров и нуклонов ядру мишени. Необходимо отметить, что проведение подобного рода кспериментов  при околопороговых энергиях требует высокой эффективности измерительных методов, а также использование систем монохроматизации и мониторирования пучка. 

Экспериментальные результаты,  представленные в цикле работ являются новыми данными, полученными на пучках экзотических и слабосвязанных ядер в результате  усовершествования экспериментальной методики и измерения малых  сечений реакций на слабоинтенсивных пучках в области низких околопороговых энергий.

Представленные на конкурс работы доложены на  Международных конференциях: NPAE 2010      , SOTANCP 2010  Brussel , Belgium 2010  ,
MAGNET   2010   Catania 2010 , FUSION  2011 St .Malo, France  colloquium GANIL   Corsica 2011 , NUCLEUS 2010   St.Peterburg  , NUCLEUS 2011   Sarov , nucl. Phys in Astrophysics , Eliat ,2011
 
и опубликованы в журналах :

Int.Journal of modern Physics  E ,2008 ,v.17,10 p.2349
Phys.Lett.  B 670,2009 p.321
J.Phys.G Nucl.Part Phys 36 2009 ,025104
J.Phys.G. Part.Phys. 38,2011,035106
 Intern. Jour. Mod.Phys v.20, 2011,p.938
 Письма в ЭЧАЯ 2009, v.6,  N3, с.342
 Известия РАН серия физ. 2010 т.74 ,6, с.803   
 Ядерная Физика   2009, т. 72 , 10, с.1674 2009,
 Известия РАН серия физ 2011 ,т.75,4,с 570
 Physics of Atomic Nuclei 2010 ,v.73,p 1460

The incredible shrinking tabletop particle accelerator

Coming: "seeing the atomic structure of single protein molecules in a living sample"
July 1, 2013
Source: http://www.kurzweilai.net

tabletop_accelerator
Tabletop accelerator (credit: The University of Texas at Austin)

Physicists at The University of Texas at Austin have built a tabletop particle accelerator that can generate energies and speeds previously reached only by major facilities that are hundreds of meters long and cost hundreds of millions of dollars to build.

“We have accelerated about half a billion electrons to 2 gigaelectronvolts (GeV) over a distance of about 1 inch,” said Mike Downer, professor of physics in the College of Natural Sciences.

“Until now that degree of energy and focus has required a conventional accelerator that stretches more than the length of two football fields. It’s a downsizing of a factor of approximately 10,000.”

Coming: 10 and 20 GeV accelerators and tabletop X-ray laser

The results, which were published in Nature Communications (open access), mark a major milestone in the advance toward the day when multi-gigaelectronvolt (GeV) laser plasma accelerators are standard equipment in research laboratories around the world.

Downer said he expects 10 GeV accelerators of a few inches in length to be developed within the next few years, and he believes 20 GeV accelerators of similar size could be developed within a decade.


The interior of the vacuum chamber in which the acceleration occurs. The laser beam arrives from the right. The gas cell, within which the acceleration of electrons occurs, is in the center of the chamber. The actual acceleration occurs over a distance of about an inch. (Credit: The University of Texas at Austin)

Downer said that the electrons from the current 2 GeV accelerator can be converted into “hard” X-rays as bright as those from large-scale facilities. He believes that with further refinement they could even drive an X-ray free-electron laser, the brightest X-ray source currently available to science.

A tabletop X-ray laser would be transformative for chemists and biologists, who could use the bright X-rays to study the molecular basis of matter and life with atomic precision, and femtosecond time resolution, without traveling to a large national facility.

The X-rays we’ll be able to produce are of femtosecond duration, which is the time scale on which molecules vibrate and the fastest chemical reactions take place,” said Downer.

“They will have the energy and brightness to enable us to see, for example, the atomic structure of single protein molecules in a living sample.”

“To generate the energetic electrons capable of producing these X-rays, Downer and his colleagues employed an acceleration method known as laser-plasma acceleration. It involves firing a brief but intensely powerful laser pulse into a puff of gas.


“They will have the energy and brightness to enable us to see, for example, the atomic structure of single protein molecules in a living sample.”


“To a layman it looks like low technology,” said Downer. “All you do is make a little puff of gas with the right density and profile. The laser pulse comes in. It ionizes that gas and makes the plasma, but it also imprints structure in it. It separates electrons from the ion background and creates these enormous internal space-charge fields. Then the charged particles emerge right out of the plasma, get trapped in those fields, which are racing along at nearly the speed of light with that laser pulse, and accelerate in them.”

Former UT Austin physicist Toshiki Tajima and the late UCLA physicist John Dawson conceived the idea of laser-plasma acceleration in the late 1970s. Scientists have been experimenting with this concept since the early 1990s, but they’ve been limited by the power of their lasers. As a result the field had been stuck at a maximum energy of about 1 GeV for years.

Downer and his colleagues were able to use the Texas Petawatt Laser, one of the most powerful lasers in the world, to push past this barrier. In particular the petawatt laser enabled them to use gases that are much less dense than those used in previous experiments.

“At a lower density, that laser pulse can travel faster through the gas,” said Downer. “But with the earlier generations of lasers, when the density got too low, there wasn’t enough of a splash to inject electrons into the accelerator, so you got nothing out. This is where the petawatt laser comes in. When it enters low density plasma, it can make a bigger splash.”

Downer said that now that he and his team have demonstrated the workability of the 2 GeV accelerator, it should be only a matter of time until 10 GeV accelerators are built. That threshold is significant because 10 GeV devices would be able to do the X-ray analyses that biologists and chemists want.

“I don’t think a major breakthrough is required to get there,” he said. “If we can just keep the funding in place for the next few years, all of this is going to happen. Companies are now selling petawatt lasers commercially, and as we get better at doing this, companies will come into being to make 10 GeV accelerator modules. Then the end users, the chemists and biologists, will come in, and that will lead to more innovations and discoveries.”

REFERENCES:


CRD scientists win Armenia President award

The Armenian Presidency hosted at 29 May the Presidential Awards Ceremony for 2012.President SerzhSargsyan and member of “Robert Boghossian and Sons” foundation Albert Poghosyan handed out the awards, along with enclosed certificates and monetary bonuses. SerzhSargsyan congratulated the awardees and wished them every success. Under the presidential decree on “Awarding persons for outstanding contribution to the cause of international recognition of the Armenian Genocide,” award for 2012 was given to 22 scientists, painters, actors and musicians. Among then were Cosmic Ray Division scientists:


Figure 1: The Armenia President residence: from left to rigth: Bagrat Mayilyan, Levon Vanyan, Gagik Hovsepyan, Ashot Chilingarian, Nichola Bostanjyan before the ceremony of awardeing in the field of physics for a series of research papers referred to as “High-energy phenomena in thunderous atmosphere”. the discoveries of armenian scientists were published in 5 papers, follow the link
http://crd.yerphi.am/thunders_and_parts/crd_journal



Figure 2: Bagrat Mayilyan with RA president Serzh Sargsyan and Albert Poghosyan


Figure 3: Levon Vanyan taking certificate from RA president Serzh Sargsyan


The RA Presidential Award is an annual award, which was established by the January 19, 2001 decree of the President of Armenia. It is awarded for a

  • breakthrough discovery or significant contribution to the area of natural sciences,
  • breakthrough discovery or significant contribution to the area of technical sciences and information technologies,
  • significant contribution to the arts,
  • breakthrough discovery or significant contribution to the area of medical science,
  • breakthrough discovery or significant contribution to the area of physics,
  • significant contribution to the literature,
  • significant contribution to the area of humanitarian sciences.

It was decided that the RA Presidential Award in each area is to consist of a certificate with the inscription and prize money (equivalent of 10,000USD).

Գիտակրթական սեմինարներ ԱԱԳԼ-ի երիտասարդ գիտնականների համար

Educational seminars for young scientists of AANL

Образовательные семинары для молодых
ученых ННЛА

Մայիսի 15-ին Ա.Ալիխանյանի անվ. Ազգային Գիտական Լաբորատորիայում տեղի ունեցավ Սայմոն Ֆրեյզերի Համալսարանի (Վանկուվեր, Կանադա) դոցենտ Լևոն Պողոսյանի "Տիեզերք՝ Փաստեր եւ մտորումներ" սեմինար: Այն պարունակում էր գիտական ակնարկ, որ վերաբերվում է ժամանակակից կոսմոլոգիական մոդելների հիմքում ընկած հիմնական փաստերին (ընդարձակում, մութ նյութ և մութ էներգիա) և դրանց հետ կապված տեսական մոդելների ու առկա խնդիրներին: Սեմինարին ներկա էին 40 ավելի երիտասարդ գիտնականներ և ԵՊՀ մագիստրատուրայի ուսանողներ: Այդ սեմինարը՝ առաջինն է գիտակրթական միջոցառումների շարքում, որ նախատեսված է անկացնել Ա.Ալիխանյանի անվ. Ազգային Գիտական Լաբորատորիայում երիտասարդ գիտնականների, ասպիրանտների և մագիստրանտների համար: Այդ սեմինարները կոչված են լրացնել երիտասարդ հետազոտողների կրթական բացերը Հայաստանյան և օտարերկրյա փորձագետների գիտահանրամատչելի դասախոսությունների միջոցով: Հետագայում նախատեսվում է անցկացնել սեմինարներ, ուր երիտասարդներն կներկայացնեն ինքնուրույն պատրաստված զեկույցներ առաջարկված նեղ խնդրի շուրջ, դրանց հաջորդող քննարկումներով: Սեմինարներին վերաբերող բոլոր նյութերը տեղադրվում են ինստիտուտի կայքում և հասանելի են բոլորին:

http://www.yerphi.am/Frontiers_of_Modern_Physics.html [1]

Հաջորդ սեմինարը կկայանա մայիսի 30-ին: Քրիստիան Շպերինգը (DESY, Բերլին, Գերմանիա) կներկայացնի Նեյտինային աստղագիտության նորագույն նվաճումների ակնարկ աշխարհում խոշորագույն Անտարկտիդայի Ice Cube սարքավորումից:


A series of educational seminars for young scientists, graduate students and undergraduates started in Yerevan Physics Institute (National Laboratory after A.Alikhanyan) They are targeted to fill the gaps in the education of young researchers by means of the review lectures given by the Armenian an foreign experts. In the future interactive ways of presentation will be used: young people themselves will prepare reports on a given topic, followed by discussion. In addition, sections will possibly be created for specialized seminars on the narrower topics. Announcements of seminars and presentations on them for all interested are available at our website:

http://www.yerphi.am/Frontiers_of_Modern_Physics.html [1]

The first lecture, entitled "Our Universe: Facts and speculation" was held on May 15 and provides a review of well-established facts, upon which the modern cosmological models (inflation, dark matter and dark energy) are based, as well as theoretical schemes and unresolved problems. It was presented by Assistant Professor of Simon Fraser University (Vancouver, Canada) Levon Poghosyan. The seminar was attended by over 40 young scientists and Master's students of Yerevan State University. The next seminar will be held on May 30. Christian Spiering from DESY (Berlin, Germany) will present an overview of the latest experimental data in neutrino astronomy from "Ice Cube" in Antarctica - the largest station in the world.


В ЕрФИ (Национальная Лаборатория им. А.Алиханяна) стартовал цикл образовательных семинаров для молодых ученых, аспирантов и магистрантов. Его цель - восполнить пробелы в образовании молодых исследователей посредством обзорных лекций известных ученых из Армении и из-за рубежа. В перспективе планируется придать этому мероприятию интерактивный характер: молодые люди сами будут готовить доклады на заданную тему с последующим их обсуждением. Кроме того, возможно создание секций: специализированных отделений семинара по более узкой тематике. Анонсы о семинарах и тексты выступлений на них выкладываются на сайте института для свободного доступа всех желающих.

http://www.yerphi.am/Frontiers_of_Modern_Physics.html [1]

Первый семинар под названием "Вселенная: основные факты и модели" состоялся 15 мая и содержал обзор установленных фактов, лежащих в основе современных космологических моделей: инфляция, темная материя и темная энергия, а также теоретических построений и открытых проблем. Его представил доцент Университета Саймона Фрейзера (Ванкувер, Канада) Левон Погосян. На семинаре присутствовало более 40 молодых ученых и студентов магистерских отделений Ереванского Государственного Университета. Следующий семинар состоится 30 мая. Кристиан Шпиринг из DESY (Берлин, ФРГ) представит обзор новейших экспериментальных данных в нейтринной астрономии с крупнейшей в мире установки Ice Cube в Антарктиде.

Հայտարարություն

Հայաստանի Հանրապետության կրթության և գիտության նախարարության գիտության պետական կոմիտեն Հայաստանի Հանրապետության պետական բյուջեից գիտական եւ գիտատեխնիկական գործունեության պայմանագրային (թեմատիկ) ֆինանսավորման շրջանակներում հայտարարում է Հայաստանի Հանրապետության պետական բյուջեի հաշվին իրականացվող  գիտական եւ գիտատեխնիկական գործունեության ծրագրերում եւ թեմաներում ընդգրկված բարձր արդյունավետությամբ աշխատող գիտաշխատողներին հավելավճարի տրամադրման հայտերի ընտրության ՄՐՑՈՒՅԹ:

Մրցույթին մասնակցելու հայտ ներկայացվում է համացանցային առցանց (on-line) ռեժիմով` գրանցվելով grants.scs.am հասցեում, մինչեւ 2013 թվականի մայիսի 10-ը ներառյալ (մինչև՝ Երեւանի ժամանակով ժամը 24:00): Այն օգտատերերը, ովքեր նախորդ մրցույթների ժամանակ գրանցվել են, կարող են օգտվել նույն «Անունից» եւ «Ծածկագրից»:

Մրցույթի վերաբերյալ լրացուցիչ տեղեկություններ եւ խորհրդատվություն կարելի է ստանալ Հայաստանի Հանրապետության կրթության եւ գիտության նախարարության գիտության պետական կոմիտեի աշխատակազմի գիտական քաղաքականության վարչությունում՝ աշխատանքային օրերին ժամը 14:00 - 17:00 (հեռ.` 21-01-40 (118)):

Հայտարարություն

«Ա.Ի.Ալիխանյանի անվան ազգային գիտական լաբորատորիա» հիմնադրամը հայտարարում է երիտասարդների մասնակցությամբ նորարարական  նախագծերի մրցույթ: Մրցույթն անցկացվում է «Ա.Ի. Ալիխանյանի անվան ազգային գիտական լաբորատորիայի  ֆիզիկայի բնագավառում արդիական գիտական ներուժի ապահովման” ծրագրով  նախատեսված միջոցառումների համաձայն: Մրցույթի անցկացման կանոնակարգը, ժամկետները և պայմանները բերված են հավելվածներ 1, 2, 3, -ում:

«Учебник физики XXII века»

Лауреат Мильнеровской премии Александр Поляков рассказал о своих открытиях

4 апреля 2013
Источник: http://lenta.ru/articles/2013/04/04/instant/
Фото: Александр Поляков; princeton.edu

В конце марта 2013 года была вручена премия Fundamental Physics Prize (FPP). Ее получил выходец из СССР, физик из Принстонского университета Александр Поляков. В официальном пресс-релизе говорилось, что ученый удостоился награды за работы по теории струн и теории поля. Размер премии составил три миллиона долларов. «Лента.ру» поговорила с Александром Поляковым о его самых известных и цитируемых работах.


«Лента.ру»: Это, конечно, не очень корректный вопрос, но какие из своих работ вы считаете главными?

Александр Поляков: Ну, это все равно что спрашивать, кто из ваших детей самый лучший. Не знаю. Они мне действительно все дороги, я к ним ко всем эмоционально отношусь, помню каждую подробность, как что возникало. Поэтому мне трудно ответить. А потом, вообще, иногда считаешь что-то самым важным, а через несколько лет оказывается, что наука так повернулась, что это не важно. Или вот та мелочь, которую ты делал когда-то давно мимоходом, вдруг всплыла и стала крайне важной. Так что я, наверное, не отвечу на этот вопрос.

Тогда переформулируем вопрос: расскажите про ваши самые известные (цитируемые) работы.

Про известные можно, да. Некоторый резонанс был по нескольким тематикам. Например, по конформной теории поля. Это некоторая общая, так сказать, схема, общая теория, которая применима к очень многим разным физическим задачам. Мы разрабатывали ее с тремя Александрами — Мигдалом, Белавиным и Замолодчиковым. Вообще, главная для меня вещь — результаты, которые вдруг объединяют теоретическую физику. То есть они оказываются применимы и дают какой-то ответ в совершенно разных физических ситуациях. Этакая универсальность теоретической физики, которая началась еще в XIX веке.

И вот с этой точки зрения, может быть, такими довольно универсальными работами являются мои (а также с друзьями) работы по конформной теории поля. Кроме этого, относительно недавние работы, посвященные связи между калибровочными полями и струнами (gauge/string duality, разработана вместе с Игорем Клебановым и Стивом Габсером), они применяются сейчас в совершенно разных областях. Есть еще труды по инстантонам, монополям — они тоже, думаю, будут развиваться. Мне кажется, что если представлять себе учебник физики XXII века, то туда эти сюжеты попадут. Впрочем, возможно, это приятный и непроверяемый самообман.

Расскажите тогда про инстантоны и монополи.

Где-то в начале 1970-х годов стало ясно, что все наши элементарные частицы строятся из кварков, это было придумано, так сказать, гениальным человеком Мюрреем Гелл-Манном. Но дальше в экспериментах, когда изучали структуру протонов, казалось, с одной стороны, что внутри них почти свободные кварки, а с другой стороны, эти свободные кварки по отдельности никогда не наблюдались. То есть, с одной стороны, кварки друг на друга на малых расстояниях почти не действуют, а с другой стороны, на больших расстояниях сила взаимодействия не дает кваркам покидать протоны. Это явление получило название проблемы конфайнмента (удержания) кварков.

Я пытался разобраться в этом явлении, как и многие другие люди, и понял, что во многих случаях все описанное происходит потому, что вакуум, в котором движутся кварки, очень сложно устроен — в нем все время вспыхивают и гаснут поля. И эти хаотические вспышки можно математически описать. Они и получили название инстантонов. Когда я сделал математическое описание, то выяснилось, что эти вспышки настолько вездесущи, что очень мешают кваркам разлетаться. Кварк не знает, куда ему идти, и локализуется внутри протона, где поспокойнее. Надо сказать, что теория конфайнмента — до сих пор не завершенная теория, но этот мой результат — важный элемент существующей картины. Эту работу мы проделали с Александром Белавиным, Альбертом Шварцем и Юрием Тюпкиным.

Кстати, из моего результата возник занятный факт — оказалось, что кварки и антикварки между собой связаны некоторой струной, которая не разрешает им далеко уходить друг от друга. Когда эти частицы рядом, струна не натянута и кварки кажутся свободными. Когда же мы пытаемся отщепить один кварк от другого, струна натягивается и не дает ходу. Звучит, конечно, фантастически, но на самом деле всему этому удалось придать точный математический смысл.

Тут я даже остановлюсь поподробнее на этих струнах и их связи с глюонами. Я занимался этим несколько десятилетий, да и научный резонанс был. Где-то в конце 1960-х — начале 1970-х годов возникло не только понимание того, что у кварков имеется внутренняя степень свободы, которая называется цветом, и существуют аналоги электрических и магнитных полей, которые приводят к сильному взаимодействию. Мы привыкли к каким-нибудь там радиоволнам или к электрическому току, к тому, что все это описывается уравнениями Максвелла. Уравнения Максвелла говорят, что есть электрические поля, есть магнитные поля и есть уравнение, которое точно описывает их поведение.

Было понятно, что кроме электромагнитных взаимодействий имеются еще и сильные взаимодействия, которые связаны с ядерными силами. А в 1970-х годах выяснилось, что эти взаимодействия удивительно похожи на электромагнитные, только с некоторыми вариациями — все из-за того, что они вытекают из общего принципа (так называемой калибровочной симметрии). Оказалось, что эти электромагнитные аналоги взаимодействуют с другой силой (не обратной квадрату расстояния), их (взаимодействий) больше, и они взаимодействуют нелинейно. Последнее означает вот что: когда мы видим луч света в темной комнате, мы видим его только потому, что эти фотоны луча рассеиваются на пылинках и отлетают в нашу сторону. Сами же фотоны не излучают фотоны: фотоны излучаются заряженными телами, а сами же они нейтральны, поэтому они просто распространяются.

Тессеракт c гранями
Тессеракт c гранями

А вот цветоэлектрические поля (те самые аналоги электромагнитного взаимодействия, но уже для кварков) уже сами заряжены по отношению друг к другу — такой светящий свет, состоящий из глюонов, квантов этого взаимодействия. И опять же, эта поразительная универсальность теоретической физики: принципы, управляющие сильными электромагнитными взаимодействиями, крайне похожи друг на друга. Почему это так — вопрос философии. Но мое полусерьезное утверждение такое: хороших формул мало — вот они и возникают в разных местах.

В течение довольно долгого времени я пытался связать струны, о которых рассказывал чуть выше, с глюонами. Как оказалось, это можно сделать, но самым поразительным стало другое: выяснилось, что для описания этих струн естественным является не четырехмерное пространство-время, а пятимерное. Я сейчас объясню, в каком смысле «естественное». Представьте себе, что на листе бумаги нарисовано нечто сложное и непонятное. Вы смотрите, смотрите на рисунок и вдруг понимаете, что это просто проекция обычного трехмерного куба на двумерную бумагу. И куб этот устроен много проще собственной проекции — на бумаге углы какие-то, линии пересекаются, а в трехмерном пространстве все просто . Аналогичным образом вы можете представить себе проекцию на трехмерное пространство четырехмерного куба — у него даже специальное название есть, тессеракт, или гиперкуб. И вот нечто подобное я заметил с этими струнами: для того чтобы их естественно описывать, нужно считать, что они распространяются, как если бы (если хотите, можно и так сказать) они распространялись в пятимерном пространстве. И вот полное понимание всего этого до сих пор еще не достигнуто, над этим люди работают, и я работаю.

А что про монополи?

Хорошо известно, что у всякого магнита есть два полюса. Если магнит разрезать на две части, то у полученных магнитов снова будет два полюса. Это означает, что «магнитный заряд» тел всегда равен нулю. Так вот, магнитный монополь — это частица с ненулевым магнитным зарядом. Ее можно представлять себе как магнит, у которого всего один полюс. Впервые такие частицы рассматривал Поль Дирак в начале XX века. Поиск магнитных монополей является одной из фундаментальных задач физики элементарных частиц.

Что касается монополей, то параллельно, примерно в то же время, когда я изучал инстантоны, стало понятно, что должен существовать совершенно новый тип частиц — магнитные монополи. Я не сразу сообразил, что это связано с хорошо известными монополями Дирака. Вернее сказать, Дирак утверждал, что это возможный тип, что, может быть, они существуют, а может и нет, а вот в работе, которую независимо сделали ‘т Хоофт и я, утверждалось, что при всяких разумных предположениях существование таких монополей неизбежно. Когда они будут найдены — это другой вопрос, это зависит от разного, от того, как все пойдет.

Думаете, в ближайшие лет двадцать их найдут?

Не знаю — не знаю, не уверен. Даже такую простую вещь, как бозон Хиггса, вон сколько искали и нашли только сейчас, спустя пятьдесят лет. Сейчас, к сожалению, время между теоретической идеей и ее экспериментальной проверкой неумолимо растет. Хотя, с другой стороны, есть эксперименты, которые мы, теоретики, объяснить не в состоянии. Например, проблема ускоренного расширения Вселенной (известная как проблема космологической постоянной), открытая экспериментально, до сих пор не решена. Или, скажем, проблема из совершенно другой области: до сих пор нет теории турбулентности, хотя экспериментальных данных по этому направлению огромное количество.

И это довольно забавно, кстати, именно в связи с моими работами — на заре научной карьеры я начинал заниматься теорией критических явлений, которую потом связали с теорией элементарных частиц. Все эти инстантоны, монополи — это конечный результат той деятельности. Но, так сказать, вдохновением для меня была теория турбулентности Колмогорова, и вот и мне, и другим, в общем, удалось продвинуться, применяя аналогичные идеи в других областях, но я многократно пробовал построить последовательную теорию турбулентности — до сих пор мне это не удалось. Но я продолжаю пробовать.

Продолжаете работать над этим до сих пор?

Да, да. Безусловно. Это один из моих, так сказать, постоянных интересов — теория турбулентности.

Вы рассказали про монополи и про инстантоны, осталась конформная теория поля.

Теперь осталась конформная теория поля, да? Хорошо. Это, конечно, немного посложнее. Тут сначала надо поподробнее рассказать про теорию критических явлений, о которой я говорил выше. Простейший пример критических явлений — это когда кусок металла при изменении температуры изменяет магнитные свойства. Скажем, при низких температурах спины атомов в узлах решетки направлены примерно в одну сторону (это вообще нормальная ситуация для низких температур), поэтому магнитные свойства, грубо говоря, есть. Когда температура повышается, возникают флуктуации. Как следствие, начинается «коммуникация» между все более далекими спинами. Наконец, достигается критическая температура, при которой корреляция (показатель этой «коммуникации») становится бесконечно большой — и происходит так называемый фазовый переход. Это очень похоже на то, как при кипении чайника вода начинает переходить в пар — в некотором смысле схожие явления.


Тессеракт

Я помню, когда я еще был молодой и только начинал заниматься теорией критических явлений, я применял к этой задаче (фазового перехода воды, то есть того же закипания чайника) теорию элементарных частиц. У меня была такая идея: разберусь в фазовых переходах, а там, возможно, это позволит что-то получить и в теории элементарных частиц. Тогда такой подход был крайне необычным. Я помню очень ясно разговор с одним очень хорошим физиком (мы принимали экзамен какой-то), он спросил меня, чем я занимаюсь. Я говорю, что я хочу разобраться в элементарных частицах, изучая то, как кипит вода в чайнике. Тут я получил такой странный, сочувственный взгляд, который я до сих пор помню. (Смеется.)

А сейчас это более или менее общее место, сейчас люди понимают, что эти задачи связаны. При том, конечно, что это совершенно разные масштабы, совершенно разные физические явления. То, что их объединяет, — это уравнения, у них похожие уравнения. Есть такая книжка «Игра в бисер» Германа Гессе. Там рассказывается о стране будущего Касталии, и все науки, и музыка, и шахматы, и все на свете объединилось в эту самую игру в бисер, и на ее языке формулируются какие-то новые задачи и так далее. Вот такой универсальный язык возник. Это вполне возможное будущее теоретической физики.

Да, но возвращаясь к конформной теории поля. В примере с металлом, когда растет температура, как я уже говорил, возникает далекая корреляция. И вот тут опять появляется явление универсальности, а именно: у вас есть переходы намагничивания или размагничивания, с которых я начал; есть кипение воды; есть огромное количество разных металлов, которые, так сказать, становятся магнитными (не только железо становится магнитным), — они все разные, у них разные атомы, разное взаимодействие между атомами. Так вот, выясняется, что вблизи этой критической точки совершенно неважны подробности, неважно, какие взаимодействия между атомами — если вы их чуть-чуть измените, ничего не меняется в законах. Короче говоря, у критических точек есть свои законы, и они универсальны. И вот конформная теория поля есть описание этих универсальных законов в каком-то классе явлений. Это теория, как классификация групп Ли, которую когда-то проделали Картан и Вейль. То есть есть какие-то общие условия, и их решение дает замечательно красивую теорию — может быть так, так, так, так и все, а иначе в этих задачах быть не может. Я просто придумал тогда какие-то условия внутренней самосогласованности этих критических точек, и они в каком-то смысле похожи на, так сказать, коммутационные соотношения в таких группах, но только их бесконечномерных аналогах. На самом деле не очень похожи, но похожа задача о классификации.


Кварки внутри адрона. Белым показаны цветоэлектрические струны

А потом эта теория стала всплывать в самых разных контекстах, и она довольно широко используется, совершенствуется. Вообще, я должен сказать: когда я говорил об инстантонах, монополях — все эти вспышки вакуума топологически нетривиальны, это как бы узлы, которые нельзя развязать. И что очень любопытно, что я изучал это все и придумывал, будучи полностью неграмотным в области топологии. А потом я в институте Ландау работал, там у нас работали прекрасные математики — Сережа Новиков, Яша Синай. Новиков великий тополог, я ему рассказывал, что я делаю, когда мы ехали в автобусе в Черноголовку. И вот рассказываю, что придумал такую вот формулу и так далее. Он мне говорит: «Поздравляю, Саш! Сделал замечательное открытие в области топологии, только это известно лет тридцать».

У математиков всегда так

Но я все-таки не остался неотомщенным, потому что года через четыре или пять после этого математики стали использовать инстантоны в своих целях. С помощью этих самых инстантонов им удалось решить всякие задачи топологии четырехмерных многообразий, которые никак раньше не поддавались анализу (за это людям Филдсовские медали давали и много чего еще). Что, в общем, мне было очень приятно, и удивительно, что это произошло. Конформная теория поля сейчас тоже математиками сильно используется, и уже на таком уровне, что я плохо понимаю, что они делают. Но все равно приятно, хоть и не понимаю.

Ну, в общем, вы про все и рассказали. Я даже не буду задавать вам дурацкие вопросы типа «Как вы потратите премию?» или «Что вы с ней будете делать?».

Хорошо. Это очень утешительно. (Смеется.)

Андрей Коняев

«У людей есть свойство – быть любопытными»

Лауреат премии Мильнера Александр Поляков о практической пользе тяги к познанию, материальных проблемах и умных
аспирантах из МФТИ

Фотография: Harold Cunningham/AFP/Getty Images
22.03.2013, 10:28 
Текст: Александра Борисова, Николай Подорванюк (Женева)
Источник: http://www.gazeta.ru/science/2013/03/22_a_5112153.shtml

 Александр Поляков: «Меня всегда интересовало, что такое время, откуда оно берется»Александр Поляков: «Меня всегда интересовало, что такое время, откуда оно берется»

Лауреат премии Юрия Мильнера по фундаментальной физике Александр Поляков, награжденный за открытия в области теории поля и теории струн, рассказал «Газете.Ru» о практической пользе тяги к познанию, проблемах, которые решит премия, и способных аспирантах из МФТИ.

— Вы ожидали, что получите премию?

— Я понимал, что есть такая возможность, но я считал ее очень маловероятной. Я понимал, что вероятность — не ноль, но я абсолютно не ожидал, что я ее получу.

— А что изменится в вашей жизни?

— Немного. Просто решатся какие-то жизненные проблемы, будет легче существовать.

— Фундаментальная физика — непростая тематика для объяснения «на пальцах». А в чем ее важность?

— У людей есть свойство — быть любопытными, хотеть больше узнать — и о жизни, и о мире, который их окружает. Как бы это объяснить... Я уже слегка ошалел от всех этих вопросов (смеется). Меня всегда интересовало, что такое время, откуда оно берется. И я не один такой. Большую часть людей это не интересует, но есть какая-то группа людей, для которых такого типа вопросы очень важны. Что значит — время? Откуда оно берется? Будет ли оно, если мы уйдем на какие-то очень маленькие расстояния? Там пространство такое, как мы его себе представляем, или оно совершенно другое? Например, воздух кажется нам сплошным, а на самом деле он состоит из молекул.

Может быть, время и пространство тоже не сплошные?

А, может, они — что-то третье, что мы до сих пор себе представить не можем? Насколько это все важно и нужно — это вопрос того, что имеется ввиду под словом важно. Важно ли это для нормальной практической жизни? Возможно, но не это главное. Стандартный ответ, подтвержденный историей, состоит в том, что обычно, когда люди работают на каком-то очень высоком уровне, пытаясь узнать очень эзотерические вещи, они разрабатывают методы, которые используются в обычной жизни.

Таких примеров много: электричество, интернет, и я уж не говорю про всякую мерзость вроде разного рода бомб.

— Ваши достижения можно объяснить простым языком для наших читателей?

— Что-то можно, что-то нет. Смысл каких-то работ — да, можно описать простым языком. Например, идею о том, что вакуум в нашем мире весьма сложно устроен. В нем все время вспыхивают некие объекты, которые назвали инстантонами. И вот эти вспыхивающие объекты определяют поведение кварков и других составных частиц материи. Эта картина вспыхивающих флуктуаций вакуума — это одна из работ, которых я делал в 70-е годы. Цель была в том, чтобы понять то, что называется конфайнментом кварков — когда кварки соединяются некими струнами. Это начало истории, дальше это все развивалось и усложнялось. Это один пример.

Другой пример — это аналогия между тем, что называется фазовые переходы, критические явления (нечто вроде закипания чайника) и явлениями в микромире. Оказывается, теория этого закипания очень близка к некоторым вопросам теории элементарных частиц. Такое соединение двух очень далеких областей дает интересные результаты.

Мне всегда доставляет удовольствие, когда я вижу такие дальние связи, и многим другим физиками — тоже.

— Ваши научные связи с Россией сейчас тоже дальние?

— Довольно дальние, да. Там осталось некоторое количество моих коллег и друзей, с которыми у меня очень хорошие отношения. И вторая связь с Россией — это то, что, к моему удивлению, до сих пор замечательные студенты приходят к нам в Принстон из Московского физико-технического института, мы берем их к себе в аспирантуру.

— Почему «к удивлению»?

— МФТИ был замечательный институт, гениальный совершенно. Его начинали Капица, Ландау – великие люди. Потом там работали многие выдающиеся ученые, но потом они стали разъезжаться, и у меня было опасение, что, соответственно, уровень студентов упадет. Но, слава богу, пока он, может быть, и упал немножко, но не очень сильно. Сразу видно — талантливые ребята, очень хотят поступить в аспирантуру. Мы их с большим удовольствием берем, и, как правило, ошибок не было.

Ливанов создаст альтернативную академию наук

21 марта 2013
Фото: Александр Натрускин / РИА Новости
Источник: http://lenta.ru/news/2013/03/21/ran/

Дмитрий Ливанов
Дмитрий Ливанов

Министр образования и науки Дмитрий Ливанов объявил о своем намерении сократить независимость Российской академии наук (РАН), пишет газета «Коммерсантъ» 21 марта. Для этого министр собирается создать альтернативную научную организацию — совет «ученых дееспособного возраста».

По словам Ливанова, в ближайшее время министерство займется формированием новой научной организации — Совета по науке, — которая будет оппозиционной по отношению к РАН. «Этот совет станет голосом российской науки», — заявил министр. При этом, по словам министра, в совет войдут только «крупные ученые в дееспособном возрасте, работающие и достигшие реальных успехов».

Как отмечает «Коммерсантъ», это значит, что в совет не войдут администраторы РАН: ранее Ливанов заявлял, что в президиуме академии почти нет настоящих ученых.

Ливанов также сообщил, что Минобрнауки приняло на 2013-2020 годы госпрограмму «Развитие науки и технологий», которая обойдется в 1,6 триллиона рублей. Министр подчеркнул, что РАН, несмотря на свою независимость, будет подчиняться министерству в бюджетных вопросах, и добавил, что его ведомство будет координировать научные исследования, которые проводят как вузы, так и организации, подконтрольные РАН.

Дмитрий Ливанов говорил о необходимости реформы РАН еще в мае 2012 года, после назначения на пост главы Минобрнауки. Для этого министр собирался провести «всесторонний аудит» Российской академии наук, подчеркнув, что сейчас международному уровню соответствуют только некоторые научные организации академии. Тогда многие академики расценили это как «посягательство на российскую науку», подчеркнув, что РАН всегда была независима от Минобрнауки.

Объявлены лауреаты премии Мильнера

21 марта 2013
Источник: http://news.am/rus/news/145396.html

Лауреатом самой крупной в мире научной премии Fundamental Physics Prize стали Александр Поляков из Принстона, Стивен Хокинг и группа ученых из ЦЕРН, сообщает оргкомитет премии, учрежденной бывшим физиком Юрием Мильнером.

Поляков стал лауреатом в номинации «Передовая линия физики» за работы в области единой теории поля и теории струн. Две специальных награды размером $3 млн получили Стивен Хокинг за работы по квантовой гравитации и группа из семи ученых, которые занимались исследованиями, посвященными поиску бозона Хиггса на Большом адронном коллайдере.

Награду также получили Чарльз Кейн, Лауренс Моленкамп и Шоучэн Чжан за теоретическое предсказание и экспериментальное открытие топологических изоляторов. Джозефа Полчинского наградили за вклад в квантовую теорию поля и теорию струн. Все они получат по $300 тысяч. Также были вручены награды лауреатам премии в номинации «новые горизонты»: трое ученых получили по $100 тысяч.

Церемония объявления лауреатов премии проходила в штаб-квартире Европейской организации ядерных исследований (ЦЕРН) в Женеве.

Как пишет BFM.RU, Александр Поляков первоначально работал в Институте теоретической физики имени Л. Ландау в Черноголовке. С 1989 года работает в Принстонском университете. Поляков обладает одним из самых высоких индексов цитирования среди русскоязычных исследователей.

Как сообщает «Российская газета»,  67-летний Поляков намерен потратить деньги на сына, страдающего аутизмом.

New results indicate that particle discovered at CERN is a Higgs boson

Rencontres de Moriond 2013

Combination of results on the BEH Boson in Atlas (4375) 
- Mercredi 06 mars 2013 18:00 - 18:25

Geneva, 14 March 2013. At the Moriond Conference today, the ATLAS and CMS collaborations at CERN’s Large Hadron Collider (LHC) presented preliminary new results that further elucidate the particle discovered last year.  Having analysed two and a half times more data than was available for the discovery announcement in July, they find that the new particle is looking more and more like a Higgs boson, the particle linked to the mechanism that gives mass to elementary particles. It remains an open question, however, whether this is the Higgs boson of the Standard Model of particle physics, or possibly the lightest of several bosons predicted in some theories that go beyond the Standard Model. Finding the answer to this question will take time.

Whether or not it is a Higgs boson is demonstrated by how it interacts with other particles, and its quantum properties. For example, a Higgs boson is postulated to have no spin, and in the Standard Model its parity – a measure of how its mirror image behaves – should be positive. CMS and ATLAS have compared a number of options for the spin-parity of this particle, and these all prefer no spin and positive parity. This, coupled with the measured interactions of the new particle with other particles, strongly indicates that it is a Higgs boson.

The preliminary results with the full 2012 data set are magnificent and to me it is clear that we are dealing with a Higgs boson though we still have a long way to go to know what kind of Higgs boson it is.” said CMS spokesperson Joe Incandela.

"The beautiful new results represent a huge effort by many dedicated people. They point to the new particle having the spin-parity of a Higgs boson as in the Standard Model. We are now well started on the measurement programme in the Higgs sector," said ATLAS spokesperson Dave Charlton.

To determine if this is the Standard Model Higgs boson, the collaborations have, for example, to measure precisely the rate at which the boson decays into other particles and compare the results to the predictions. The detection of the boson is a very rare event - it takes around 1 trillion (1012) proton-proton collisions for each observed event. To characterize all of the decay modes will require much more data from the LHC.

Հայաստանի Հանրապետության կրթության և գիտության նախարարության գիտության պետական
կոմիտեի մրցույթ

Հայաստանի Հանրապետության կրթության եւ գիտության նախարարության գիտության պետական կոմիտեն կազմակերպում է բնական, բժշկական, գյուղատնտեսական գիտությունների ու ճարտարագիտության եւ տեխնոլոգիաների բնագավառներում գիտական եւ գիտատեխնիկական գործունեության պայմանագրային (թեմատիկ) ֆինանսավորման նպատակով գիտական թեմաների հայտերի ընտրության մրցույթ:

Մրցույթին մասնակցելու հայտ ներկայացվում է համացանցային առցանց (on-line) ռեժիմով` գրանցվելով grants.scs.am հասցեում, մինչեւ 2013 թվականի մարտի 3-ը ներառյալ (մինչեւ՝ Երեւանի ժամանակով ժամը 24:00):

Մրցույթի վերաբերյալ լրացուցիչ տեղեկություններ եւ խորհրդատվություն կարելի է ստանալ Հայաստանի Հանրապետության կրթության և գիտության նախարարության գիտության պետական կոմիտեի աշխատակազմի գիտական գործունեության կազմակերպման վարչությունում՝ աշխատանքային օրերին ժամը 14:00 - 17 :00:

Հայաստանի Հանրապետության կրթության եւ գիտության նախարարության գիտության պետական կոմիտե

Ծանոթագրություն` ուշադրություն դարձրեք պայմանների հետևյալ կետերին`
1.2. Խմբի բոլոր անդամները, բացառությամբ Խորհրդատուի, պետք է հանդիսանան Հայաստանի Հանրապետության մշտական բնակիչներ, ինչպես նաև դրամաշնորհի իրականացման ընթացքում բնակվեն Հայաստանի Հանրապետությունում:
6.7 ... Խմբի յուրաքանչյուր անդամի օտարերկրյա գործուղումների ընդհանուր ժամանակը չպետք է գերազանցի երկու ամիսը (տարեկան կտրվածքով):

http://scs.am/index.php?mact=News,cntnt01,detail,0&cntnt01
articleid=334&cntnt01returnid=59&hl=am_AM

Поверить индексом науку
Как посчитать импакт-фактор и индекс Хирша, зачем нужны эти параметры, и чем вообще занимается наукометрия

Фотография: beyondmonochrome.com
19.12.2012, 10:45 | Лектор: Ольга Москалева
Источник: http://www.gazeta.ru

О том, как в России и в мире принято сравнивать эффективность исследовательской деятельности конк-ретных учёных и конкретного научного учреж-дения, в своей лекции в «Газете.Ru» рассказывает начальник управления научных исследований СПбГУ Ольга Москалева.

Осенью 2012 года по результатам мониторинга 520 высших учебных заведений, проведенного совместно с Рособрнадзором, Минобрнауки обнародовало перечень 136 российских вузов «с признаками неэффективности». Этот перечень, в который попали и некоторые уважаемые и престижные учебные заведения, вызвал недоуменную реакцию в научном, преподавательском и экспертном сообществе, справедливо усмотревшем в нем скрытую политическую подоплеку и очередной раунд борьбы бюрократических элит, связанной с перераспределением ресурсов. Больше всего сомнений вызывают критерии министерского мониторинга, уравнивающие показатели научной и преподавательской эффективности с уровнем доходов вуза в расчете на одного преподавателя и общей площадью принадлежащих вузу помещений.

Между тем единственным общепризнанным критерием эффективности того или иного вуза, помимо качества подготовки специалистов, является объем и уровень осуществляемой на его базе научно-исследовательской деятельности, что нашло отражение и в указе президента РФ от 7 мая 2012 года «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки», в котором предписано увеличение к 2015 году доли публикаций российских исследователей в общем количестве публикаций в мировых научных журналах, индексируемых в базе данных «Сеть науки» (Web of Science), до 2,44 процента.

Что именно означают эти проценты, что такое Web of Science, какие еще существуют инструменты, измеряющие эффективность отдельных ученых, коллективов и даже целых стран, и как именно следует их использовать для правильной организации научного процесса и формирования политики в области науки, расскажет в цикле лекций, посвященных наукометрии, один из ведущих специалистов в этой области — начальник управления научных исследований СПбГУ Ольга Москалева.

Лекция I: 
Какие наукометрические показатели существуют, и как они формируются

В последнее время все большее значение при выделении финансовых и материально-технических ресурсов уделяется вопросам повышения эффективности научной деятельности, разрабатываются критерии оценки и показатели, которые должны продемонстрировать, как работают отдельные ученые, группы ученых, институты и вузы. В связи с этим постоянно используются понятия «индекс цитирования», «индекс Хирша» и другие параметры, причем далеко не все из объектов оценки (ученых), а тем более администраторов, которые осуществляют собственно оценку, знают и понимают, что они означают, откуда берутся и как считаются. Еще меньше понимания того, можно ли использовать эти показатели (а если можно, то как) для сравнения деятельности разных ученых, лабораторий или институтов.

Индекс Хирша 10 – это хорошо или плохо? Индекс цитирования – это показатель или база данных?

Теоретические знания можно, при желании, получить из имеющейся литературы по наукометрии, где есть соответствующие определения, но что делать, когда в отчетных документах просят указать количество статей и их цитирований по Web of Science и не указывают, где и как эти данные получить?

Так все-таки, можно ли сравнивать по количеству публикаций и их цитированию работу разных ученых или институтов?

Эти показатели так сильно зависят как от области знаний, так и от возраста ученого или организации, что напрямую, естественно, их применять нельзя. Использование средних показателей, таких как цитирование одной статьи, также неадекватно, особенно при сравнении «физиков» и «лириков» и даже физиков-теоретиков и физиков-экспериментаторов. Для решения этой проблемы имеется масса подходов, основанных, как правило, на использовании разнообразных весовых и нормированных показателей.

Базовые наукометрические показатели: журнальный импакт-фактор, индексы цитируемости и научной активности

Основные используемые в наукометрии (библиометрии) показатели можно условно разделить на две основные группы:

Показатели «рейтинговости» журнала:

– Импакт-фактор (JCR, Thomson Reuters, или РИНЦ)
– SNIP (Source-Normalized Impact per Paper, Moed H. F. )
– SJR (SCIMago Journal Ranking)

«Нежурнальные» индексы: показатели публикационной деятельности ученого, организации, области знаний и т. д.:

– Индекс Хирша
– Средняя цитируемость

JCR

Импакт-фактор журнала — широко используемый показатель, разработанный еще в 60-х годах Институтом научной информации (ISI) и представляемый ежегодно в ресурсеJournal Citation Report (JCR), входящем в науко- и библиометрическую службу Web of Knowledge (частью которой является и база данных Web of Science), созданную компанией Thomson Reuter.

Показатель рассчитывается как количество ссылок в конкретном году на опубликованные в журнале статьи за предшествующие 3 года и является в какой-то мере характеристикой авторитетности журнала. Способ расчета импакт-фактора приведен на рисунке.

Этот показатель хорош для сравнения журналов, близких по тематике, однако не дает возможности сравнивать качество журналов из разных научных областей.

Основными недостатками импакт-фактора являются существенная зависимость от области науки, произвольный временной отрезок «публикационного окна» и различие типов документов в числителе и знаменателе формулы расчета: в числителе учитываются ссылки из всех типов документов, а в знаменателе учитываются только статьи (articles) и обзоры (reviews).

Наряду с трехлетним импакт-фактором в Journal Citation Report (JCR) приводятся и другие библиометрические показатели журналов, которые весьма содержательны, но используются значительно реже. Это пятилетний импакт-фактор, Immediacy Index, время полужизни и Eigenfactor Metrics.

Пятилетний импакт-фактор лучше отражает различия между журналами в областях с традиционно низким цитированием, связанным со сравнительно короткими списками цитируемой литературы в статьях и, соответственно, недостаточно достоверной статистикой, набираемой за период, используемый для расчета традиционного импакт-фактора.

Immediacy Index отражает, насколько быстро начинают цитироваться опубликованные в журнале статьи, и рассчитывается по цитированию статей, вышедших в журнале в том же году, в котором они процитированы. По этому показателю преимущество имеют журналы, выходящие чаще. Динамику цитирования отражает также и время полужизни, показывающее, через какой период времени статьи, опубликованные в журнале, набирают максимальное количество цитирований, после чего их цитирование идет на убыль.

Последняя из упоминавшихся метрик – Eigenfactor. При расчете этого показателя учитывается не только количество цитирований (в данном случае это пятилетнее окно цитирований), но и источник цитирования, при этом самоцитирования (т. е. ссылки в конкретном журнале на статьи в этом же журнале) не учитываются. Таким образом, ссылки в статьях, опубликованных в Nature или Science, оказывают значительно большее влияние на этот показатель, чем ссылки в статьях малозначимого журнала.

Для сравнения цитируемости разных областей знаний в Web of Knowledge есть специально организованный ресурс – Essential Science Indicators, где представлены статистические данные за последние 10 лет по областям знаний, странам, организациям. Нормируя конкретные данные по цитируемости статей отдельного ученого или организации в конкретной области знаний на среднестатистические данные, приведенные в Essential Science Indicators, можно оценить уровень ученого или организации в конкретной научной области по сравнению с мировыми данными или данными по стране.

По данным Essential Scientific Indicators – одной из баз данных Thomson Reuters — среднее цитирование статей варьирует в зависимости от области знаний: для статей, опубликованных в 2001 году, среднее цитирование для всех областей составляет 20,7, в то время как для статей по молекулярной биологии и генетике этот показатель достигает 49,95, а для математики – 6,75, т. е. количественные показатели цитирования статей по этим областям знаний различаются более чем в 7 раз, поэтому сравнивать напрямую по абсолютным показателям цитирования статьи из разных областей знаний нельзя. По данным Essential Science Indicators, из которых видно, сколько раз должна быть процитирована статья в конкретной области знаний и опубликованная в конкретном году, чтобы попасть в определенный процент самых цитируемых статей (от 0,01% до 50%), если для области знаний Biology & Biochemistry статья, опубликованная в 2002 году, должна быть процитирована 1787 раз, чтобы попасть в 0,01% самых цитируемых, то для Engineering такая статья должна набрать всего 707 цитирований.

Для ранжирования журналов, аналогично ранжированию по импакт-фактору в Web of Knowledge, Scopus  (библиографическая и реферативная база данных и инструмент для отслеживания цитируемости, созданная издательской корпорацией Elsevier) использует другие показатели, которые уже являются нормированными и учитывают не только количество, но и качество ссылок на конкретные статьи — SJR и SNIP.

SJR

SJR – SCImago Journal Ranking – разработанный университетом Гранады рейтинг журналов, в котором учитываются не только общее количество цитирований, но и взвешенные показатели цитирований по годам и качественные показатели, такие как авторитетность ссылок – вес ссылки в журнале Nature на статью в журнале «А» будет отличаться от веса ссылки на ту же статью в журнале «Вестник N-ского университета», на который ссылок в Scopus совсем или почти нет. В целом SJR не очень сильно отличается от привычного импакт-фактора, весьма привлекая более широким спектром журналов и полностью открытым характером — публикацией в свободном доступе в интернете.

SNIP

Еще более продвинутый показатель, используемый Scopus, SNIP, разработан в Лейденском университете профессором Х. Ф. Моэдом. Этот показатель учитывает уже и уровень цитирований в каждой научной области, так что может быть использован для сравнения публикаций в разных научных направлениях. Основные особенности расчета этого показателя заключаются в следующем.

В показателе учитываются ссылки, сделанные в текущем году, на статьи, вышедшие в течение трех предыдущих лет. Публикационное окно = 3 года, Окно цитирования = 1 год, Типы документов одинаковы для всех этапов подсчета показателя.

Вводится специальное определение «индивидуальной области науки» для журнала, или «окружения журнала»: все статьи, опубликованные в текущем году (в любом издании), которые хотя бы однажды цитировали выпуски журнала, вышедшие за последние десять лет.

Для определения потенциала цитирования (это среднее число позиций, средняя «длина» списков цитируемой литературы в статьях «окружения») подсчитывается среднее число ссылок в статьях, составляющих «окружение журнала». Но учитываются только те ссылки, которые:

а) ведут на статьи, вышедшие в течение трех предыдущих лет;
б) ведут на статьи, имеющиеся в базе данных, по которой идет расчет.

Окончательный расчет показателя проводится по следующей формуле:

Индекс Хирша

Во второй группе «нежурнальных» показателей в первую очередь следует отметить индекс Хирша (H-index). Индекс Хирша (h-index) ученого, опубликовавшего N статей, равен h, если:

h его статей получили не менее h цитирований,
остальные N–h его статей получили не более h цитирований
.

Наконец, среднее цитирование – это общее количество ссылок на статьи ученого, деленное на общее количество статей.

Отличительной особенностью этих показателей является то, что они могут применяться к любому массиву статей (автор, лаборатория, институт, страна и т. д.; за любой период времени).

«Нежурнальные» показатели также весьма сильно зависят от множества факторов: количество цитирований, год первой учитываемой публикации (т. е. возраст ученого) и т. д.

Теперь, когда мы разобрались с тем, что означают те или иные показатели, используемые в библиометрии (или наукометрии), надо разобраться, можно ли их реально использовать для оценки научной деятельности.

В первую очередь, следует помнить, что все эти показатели являются статистическими и ни в коей мере не могут отражать качество какой-либо отдельно взятой статьи или однозначно характеризовать уровень конкретного ученого.

Большое количество цитирований может означать как очень высокий уровень представленных в статье результатов, так и наличие в статье грубейших ошибок, но что можно сказать точно – так это то, что тема, затронутая в высокоцитируемой по той или иной причине статье, является «горячей», т. е. вызывает интерес большого количества ученых.

Даже пресловутая «средняя температура по больнице» может являться значимым индикатором – если в какой-то больнице средняя температура выше, чем во всех соседних, то с большой долей вероятности можно предположить, что данная больница является инфекционной или в ней по крайней мере нет морга…. В любом случае для целей какой-либо оценки опираться только на статистические показатели нельзя, необходима и экспертная оценка, в каждом случае своего уровня.

Публикации являются очень хорошим показателем результативности научной деятельности в первую очередь для фундаментальных исследований, и то не во всех областях наук. Для Arts&Humanities, например, даже импакт-факторы журналов принципиально не рассчитываются, поскольку ценность публикаций в данных областях не определяется количеством цитирований. Примерно то же самое можно сказать и про ряд других областей: значимость научной деятельности специалистов в области программирования определяется не статьями, а написанными программами и т. д.

Даже если очень хорошо знать, что означают различные наукометрические или библиометрические показатели, и понимать, как их правильно применять, остается одна самая важная на сегодняшний день проблема – проблема получения достоверных данных о публикациях организации.

Самые крупные и авторитетные наукометрические базы данных Web of Science и Scopus являются платными ресурсами и далеко не все научные организации или вузы могут себе позволить недешевую подписку на доступ к ним. Есть бесплатный доступ к РИНЦ – Российскому индексу научного цитирования, но этот ресурс еще достаточно молодой, и накопленные базы не полностью отражают публикационную активность российских ученых, хотя можно надеяться на то, что в ближайшие 5—10 лет, при активном содействии самих ученых через открытый недавно Science Index, в РИНЦ можно будет получить достоверные данные о деятельности как отдельного ученого, так и организации.

Именно с целью сравнительной оценки эффективности научной деятельности в разных областях науки крупнейшие наукометрические базы разрабатывают специальные аналитические инструменты. В последнее время в мире все больше и больше начинают использовать такие инструменты при стратегическом планировании науки, при оценке работы отдельных организаций, для принятия решений о выделении финансирования конкретных проектов и организаций.

Что это за инструменты и как именно их можно применять в российских вузах?

Об этом пойдет речь в следующей лекции о наукометрии, посвященной системам InCitesи SciVal Spotlight — мощным и сложным инструментам, позволяющим делать сравнительную оценку эффективности научной деятельности в разных областях науки, организациях, а также различных странах.

Российские ученые смогут сами пополнять данные о своей работе в рамках "Карты российской науки"

Российские ученые смогут самостоятельно пополнять и уточнять данные о своей работе в рамках "Карты российской науки", создаваемой Минобрануки РФ базы данных, которая объединит все сведения о научных публикациях и патентах российских ученых, сообщил замглавы министерства Игорь Федюкин.

По его словам, к началу апреля министерство планирует создать основу карты -- базу данных, куда будут загружена информация о публикациях российских ученых из баз Web of Science, РИНЦ, патентная информация.

"Потом мы планируем открыть для каждого исследователя личный кабинет для выверки данных о себе, для пополнения информации о своих публикациях", -- сказал Федюкин журналистам.

"Большая часть работы будет проведена самими исследователями", -- пояснил замминистра.

По его словам, в некоторых случаях иностранные базы данных воспринимают одного ученого как двух разных людей из разных версий латинского написания фамилий. Исследователи в своем персональную кабинете смогут скорректировать эту информацию.

Кроме того, отметил Федюкин, предусмотрена возможность и обратного пополнения информации -- данные о статьях, которые ученый загрузит в кабинете, могут затем поступать в базы-источники, например в Web of Science.

По его словам, карта позволит, в частности, сократить бюрократические нагрузку на ученых.

"Вместо заявок и анкет для получения грантов -- исследователи смогут дать ссылку на личный кабинет", -- сказал замминистра.

"Эта система уже в следующем году позволит видеть, что у нас в какой области. Создание такой общенациональной системы даст нам инструмент для адресной поддержки, адресной работы с ведущими учеными и коллективами", -- добавил он.

РИА "Новости"

Россия подала заявку на вступление в ЦЕРН, где проходил эксперимент по обнаружению бозона Хиггса

Россия подала заявку на вступление в Европейский центр ядерных исследований (ЦЕРН), где, в частности, шел эксперимент по обнаружению бозона Хиггса. Об этом в своем Twitter сообщил министр образования и науки России Дмитрий Ливанов.

"В Женеве с коллегами подали заявку на вступление России в Европейский центр ядерных исследований (ЦЕРН) в качестве ассоциированного члена", -- написал он.

Россия начала переговоры о вступлении в ЦЕРН в статусе ассоциированного члена в 2012 году.

Ранее подробно о возможности вступления России в ЦЕРН в эксклюзивном интервью <<Газете.Ru>> рассказывал генеральный директор организации Рольф Хойер.

Одним из самых значимых научных открытий 2012 года стало обнаружение бозона Хиггса на Большом адронном коллайдере, расположенном в ЦЕРН.

Газета.Ru

Գիտության հայկական վիրտուալ գրադարան

Գիտության հայկական վիրտուալ գրադարանը (ԳՀՎԳ) տրամադրում է Հայաստանի գիտնականների և նրանց օտարերկրյա գործընկերների կողմից հեղինակած միլիոնավոր հոդվածներում որոնում կատարելու և այդ հոդվածների ամբողջական տեքստի հետ ծանոթանալու արդյունավետ եղանակ: Համակարգ մուտք գործելու հնարավորությունը տրամադրվում է Հայաստանի ավելի քան 80 համալսարաններում և հետազոտական հաստատություններում՝ հետազոտության համապարփակ միջոց տրամադրելով դասախոսական կազմին, ուսանողներին, հետազոտողներին, լաբորանտներին, գիտության և տեխնիկայի ոլորտում գործող նորարարներին:

Գիտության հայկական վիրտուալ գրադարանի հասցեն: armeniavsl.org

ԳՀՎԳ-ը ԱՄՆ քաղաքացիական հետազոտությունների և մշակումների հիմնադրամ - Գլոբալ (ՔՀՄՀ Գլոբալ), Կրթության և գիտության նախարարության, ՀՀ ԳԱԱ Հիմնարար գիտական գրադարանի, Գիտության պետական կոմիտեի և ԱՄՆ պետդեպարտամենտի կողմից համատեղ իրականացվող ծրագիրը է, որը նպատակ է հետապնդում բարելավել գիտական ռեսուրսների հասանելիությունը Հայաստանի համալսարաններում և հետազոտական կենտրոններում՝ երկրի աճող գիտական համայնքի պահանջները բավարարելու նպատակով:

Крупнейший в мире гамма-телескоп заглянет вглубь вселенной армянскими зеркалами

Ноябрь 26, 2012
Источник: http://news.am/rus/news/129795.html

Чаша самого большого в мире Черенковского телескопа собранa из 875-и шестигранных сферических метровых зеркал, и на каждом из них помимо порядкового номера стоит штамп ARMENIA.

Крупнейший в мире Черенковский телескоп H.E.S.S. II, площадь которого достигает 600 квадратных метров, введен в эксплуатацию в Намибии в 2012 году. Вместе с четырьмя 12-метровыми телескопами, уже находящимися в эксплуатации с 2004 года, обсерватория продолжит изучение космических источников. Обсерватория создана международной коллаборацией H.E.S.S. – The High-Energy Stereoscopic System, в которой участвуют несколько десятков ученых из 12 стран, в том числе группа физиков из Ереванского физического института.

Общий вид телескопа H.E.S.S.II

Официальное открытие телескопа H.E.S.S. II состоялась 28 сентября 2012 года. Зеркала для этого телескопа (высотой  приблизительно 80  метров) изготовили в ЗАО «Галактика» (Гарни), входящее в состав отделения физики и астрофизики Национальной академии наук Армении. Как все это происходило, рассказал Новости Армении – NEWS.am директор ЗАО «Галактика», кандидат физмат наук  Ара Мирзоян.


Церемония открытия в зеркальном отражении

По словам ученого, еще с 2002 года они сотрудничали в области приборостроения с институтом ядерной физики Макса Планка (Гейдельберг, Германия), и в процессе сотрудничества прошли долгий экспериментальный путь (кстати, на маленьких телескопах H.E.S.S. также поставлены армянские зеркала). По итогам объявленного в конце 2006 - начале 2007 гг.  тендера «Галактика» получила право быть производителем зеркал для крупнейшего телескопа H.E.S.S II.


Общий вид Черенковской обсерватории в Намибии

Поскольку Черенковские телескопы устанавливаются без купола под открытым небом, требования к зеркалам предъявлялись очень жесткие. В связи с тем, что продукцию должны были принять немцы, и метрология должна была быть осуществлена в Германии, в «Галактике» специально разработали прибор для измерения коэффициента отражения зеркал, аналога которому не существует на постсоветском пространстве.

Разработанный в ЗАО «Галактика» прибор для измерения коэффициента отражения зеркал

В поисках квалифицированных рабочих ходили буквально по домам, поскольку они либо уже были на пенсии, либо находились в принудительном простое. Работали в 1,5-2 смены, чтобы успеть сдать заказ в срок, и, как ни парадоксально, оказались самыми пунктуальными и обязательными исполнителями  - удовлетворили всем требованиям качества и уложились во все поставленные сроки. Всего было изготовлено 900 зеркал (с запасом).

Процесс шлифовки зеркала

«Во время открытия телескопа в Намибии 28 сентября несколько раз было отмечено, что немецкая сторона гордится той командой, которая участвовала в реализации данного проекта. Для нас это большая честь, и мы гордимся своей работой», - отметил А. Мирзоян.

Были, конечно, признается ученый, и сложности в ходе выполнения работы, но главное - результат. «Когда о результате говорю я, это звучит несколько нескромно, но когда в превосходных эпитетах о проделанной работе говорит директор института Макса Планка Вернер Хофман (на видео) – это для нас высшая оценка», - отметил директор «Галактики» и добавил: «Я могу с гордостью заявить, что мы, армяне, сделали оптику для немцев».

На каждом зеркале помимо порядкового номера стоит штамп Армения

Первые научные результаты на телескопе H.E.S.S.II были получены еще 26 июля, до официального открытия. На данном этапе идет обработка полученных данных, и проект признан успешным.

Ара Мирзоян также сообщил, что для участия в коллаборации H.E.S.S. каждая страна- участница заплатила порядка миллиона евро. «По решению правительства Армении в качестве вклада Ереванского физического института немецкой стороне были переданы 200 дополнительных зеркал, изготовленных нами. И сейчас помимо ЕРФИ полноценным членом коллаборации является и Национальная академия наук Армении», - пояснил ученый.

На телескопе H.E.S.S.II 875 раз можно прочитать ARMENIA

Ара Мирзоян и его команда не намерены останавливаться на достигнутом, они планируют принять участие в следующем тендере в рамках более масштабного проекта, который называется CTA (The Cherenkov Telescope Array) и оценивается в 200 млн евро. В рамках данного проекта планируется построить две черенковские обсерватории со 100 маленькими телескопами. «В процессе создания зеркал для проекта H.E.S.S.II мы увеличили наши производственные мощности, мы создали много нового. За счет этого и за счет скорости нашей работы мы надеемся выиграть и следующий тендер тоже. 900 зеркал мы изготовили где-то за два года. На сегодняшний день никто в мире не имеет такие скорости производства, которые имеем мы», - сказал он.

Каждое зеркало было тщательно упаковано в отдельный контейнер для безопасной транспортировки

А. Мирзоян выразил большую признательность членам команды, людям, благодаря которым сегодня на телескопе в Намибии 875 раз можно прочесть слово ARMENIA: специалисту по вакуумной технике Размику Хосровяну, главному инженеру ЗАО «Галактика» Ленику Саркисяну, Роберту Галояну, главному механику Аветику Ованнисяну, создателю новых станков для обработки и шлифовки зеркал Ашоту Варданяну, создателю прибора для измерения коэффициента отражения Вачику Элбакяну. Также А. Мирзоян благодарен за научную поддержку в работе академику-секретарю Юрию Чилингаряну  и президенту Академии Радику Мартиросяну за помощь в решении организационных и бюрократических вопросов.

Анаит Саркисян


 

Petition for EU research budget

FROM: CERN Internal Communication <Internal.Communication@cern.ch>
TO: <internal.communication@cern.ch>

This week, on 22 and 23 November, the European Union heads of states and governments will meet to discuss the EU research budget for the next seven years. Several EU Member States are demanding severe cuts on the total EU budget and research will have to compete with other policy priorities. An online petition has been launched to make the case to protect research funding, including that of the European Research Council (ERC), from cuts. If you wish to sign the petition and/or have additional information about the initiative, please visit the site:

http://www.no-cuts-on-research.eu [1]

Please note that this action is coordinated by the Initiative for Science in Europe and the Young Academy of Europe (http://www.yacadeuro.org/ [2]). Please contact Wolfgang Eppenschwandtner <ise@i-se.org>, Executive Coordinator of the ISE, or Leif Schröder <lschroeder@fmp-berlin.de>, Secretary of the YAE, if you have any questions or suggestions.

Kind Regards,

CERN Internal Communication


Links:
------
[1] http://www.no-cuts-on-research.eu
[2] http://www.yacadeuro.org/

Info From Computer Center Yerphi:

YERPHI.AM Network IP addresses has been registred for access to the Web of Knowledge product environment. Now access to the Thomson Reuters Web of Knowledge databases is open.

Please Visit http://pcs.webofknowledge.com

If Any Problem Please Contact To Computer Center
mail:sako@yerphi.am
---------------------------------------------------------------

Միջուկային բժշկության կենտրոնի հիմնարկեքի արարողությունը հոկտեմբերի 30-ին, 2012թ.

 ՀՀ Նախագահ Սերժ Սարգսյանն այսօր ներկա է գտնվել Ա. Ալիխանյանի անվան Ազգային գիտական լաբորատորիայի տարածքում կառուցվող «Ուռուցքաբանության գերազանցության հայկական կենտրոնի» հիմնարկեքի արարողությանը:

Միջուկային  բժշկության  կենտրոնի ստեղծման առաջին նախագիծը մշակվել է Երևանի ֆիզիկայի ինստիտուտում դեռևս 2005 թվականին: Կենտրոնի ստեղծման ծրագիրն իրականացվում է պետություն-մասնավոր հատված համագործակցության արդյունքում: Նկատի առնելով, որ ամբողջ աշխարհում տարեցտարի չարորակ նորագոյացություններով հիվանդությունների ու դրանց հետևանքով մահացության ցուցանիշների կայուն աճ է արձանագրվում, և չարորակ նորագոյացությունների դեմ պայքարը ցանկացած պետության համար բժշկակենսաբանական և սոցիալ-տնտեսական լուրջ խնդիր է համարվում, Հայաստանի ազգային մրցունակության հիմնադրամը՝ ՀՀ էկոնոմիկայի և առողջապահության նախարարությունների հետ համատեղ մշակել է «Ուռուցքաբանության գերազանցության հայկական կենտրոնի» ստեղծման երկարաժամկետ ծրագիր:


Նկար 1. IBA 18/18 ցիկլոտրոնի մասնաշենքի կառուցումը

Կենտրոնի շինհրապարակ այցելության ժամանակ Նախագահ Սերժ Սարգսյանին զեկուցվել է, որ «Ուռուցքաբանության գերազանցության հայկական կենտրոնը» մատուցելու է ռադիոիզոտոպների արտադրության, ռադիոիզոտոպային, ռադիոլոգիական և լաբորատոր ախտորոշման, ռադիոիզոտոպային և ճառագայթային, ուռուցքաբանական ներհիվանդանոցային և արտահիվանդանոցային վիրաբուժական, քիմիաթերապևտիկ բուժման բարձրակարգ ծառայություններ:  


Նկար 2. ԱԱԳԼ (ԵրՖԻ)-ի պոստերները

Կենտրոնի առաջնային խնդիրն է բավարարել ժամանակակից միջազգային չափանիշներին համապատասխան ուռուցքային հիվանդությունների ախտորոշման և բուժման պահանջարկը Հայաստանում՝ ստեղծելով այնպիսի ենթակառուցվածք, որը թույլ կտա այն դարձնել տարածաշրջանային կենտրոն: Ծրագիրը նախատեսվում է իրականացնել 3 փուլով՝ կարճաժամկետ, միջնաժամկետ (մինչև 3 տարի) և երկարաժամկետ (մինչև 5 տարի): Կարճաժամկետ հատվածում նախատեսվում է հիմնել ռադիոիզոտոպների արտադրության, միջուկային դեղագործության լաբորատորիա, ինչպես նաև մոլեկուլյար և ճառագայթային գերժամանակակից ախտորոշման կենտրոն: Ծրագրի միջնաժամկետ փուլում նախատեսվում է հիմնել արտահիվանդանոցային լաբորատոր ախտորոշման, ճառագայթային և քիմիաթերապեվտիկ ու ոչ-վիրահատական ծառայությունների կենտրոն: Իսկ երկարաժամկետ հատվածում կհիմնվի մինչև 200 մահճակալ ունեցող ներհիվանդանոցային վիաբուժական ծառայությունների կենտրոն, ինչպես նաև կշարունակվեն հիվանդների քիմիաթերապիայի և ռադիոթերապիայի բուժումները: Նախատեսվում է, որ ապագայում այն կներառի նաև պրոտոնային թերապիան: «Ուռուցքաբանության գերազանցության հայկական կենտրոնի» գործունեության արդյունքում կմատուցվեն քաղցկեղի գերժամանակակից և ճշգրիտ ախտորոշման, բուժման և վերահսկման ոլորտում բազմազան ծառայություններ: Միևնույն ժամանակ, կենտրոնը ծառայելու է որպես գիտության, մասնագիտական վերապատրաստման, նորարարությունների և ձեռներեցության կենտրոն: Այն ստեղծվելու է միջուկային ֆիզիկայի ոլորտում Հայաստանի ավանդական կարողությունների հիման վրա՝ ծառայելով նաև նոր սերնդի բժշկական և տեխնիկական մասնագետների պատրաստման և վերապատրաստման գործին: 


Նկար 3. ԱԱԳԼ-ի տնօրենը ներկայացնում է հանրապետության նախագահին լաբորատորիայի զարգացման հեռանկարները

Ա. Ալիխանյանի անվան Ազգային Գիտական Լաբորատորիան կօգտագործի 18 ՄէՎ-անոց ցիկլոտրոնից ստացված պրոտոնային փնջերը գիտական հետազոտություններ կատարելու համար` նոր իզոտոպների և զանազան այլ կիրառական ծրագրերի համար, ներառյալ նյութագիտությունը և ճառագայթային բուժումը, ինչպես նաև միջուկային ֆիզիկայում գիտափորձեր կատարելու համար:  Միջուկային ֆիզիկայի ծրագիրը հիմնված է  լինելու Երևանի Ֆիզիկայի Ինստիտուտում զարգացրած մեթոդների և ավանդույթների վրա:  Ինստիտուտը կաջակցի նաև տեխնիկական և բժշկական  անձնակազմի  կրթման և վերապատրաստման գործընթացին:       

Winner of Annual Educational Award of RA President in IT sphere

GOOD NEWS!

Armenuhi Abramyan won the contest 2012 for Annual Educational Award of RA President in IT sphere in the nomination "Best Bachelor Student" (I category) from SEUA. Her bachelor thesis dedicated to the presentation of developments for ALICE Grid (scientific adviser Grigoryan Ara).
Our congratulation on success!

Directorate of AANL

Գիտական տեղեկատվական վերլուծության և մոնիթորինգի կենտրոն
Տեղեկագիր N3


Գիտական տեղեկատվական վերլուծության և մոնիթորինգի հայկական կենտրոնը իրակա-նացնում է ՀՀ գիտության զարգացման խնդիրների ուսումնասիրություն, ոլորտի մոնիթորինգի և վիճակագրական տեղեկատվության վերլուծու-թյուն: Կենտրոնի հրատարակած վերջին տեղեկագրում տեղ են գտել Հայաստանի խոշոր գիտական կազմակերպությունների հրատարակու-մների վրա հղումների մասին տեղեկատվություն, որը բերված է ստորև աղյուսակում: Ըստ կենտրոնի տվյալների ԱԱԳԼ-ի գիտական աշխատանքների վրա կատարված հղումների ընդհանուր ներդրումը Հայաստանի բոլոր հրատարակումների մեջ կազմում է 66%:

To the RDMS authors of the 'Observation of a new boson with mass near 125 GeV‘ article

Armenia: ANL: S.Chatrchyan, V.Khachatryan, A.Sirunyan, A.Tumasyan. Belarus: NCPHEP: V.Chekhovsky, I.Emeliantchik, A.Litomin, V.Makarenko, V.Mossolov, N.Shumeiko, A.Solin, R.Stefanovitch, J.Suarez Gonzalez. RINP: A.Fedorov, M.Korzhik, O.Missevitch, R.Zuyeuski. Bulgaria: INRNE: L.Dimitrov, V.Genchev, S.Piperov, G.Sultanov, V.Tcholakov, I.Vankov. US: L.Litov, P.Petkov. Czech Republic: CU: M.Finger, M.Finger Jr. Georgia: EAIP: V.Roinishvili, L.Rurua. IHEPI: N.Amaglobeli, I.Bagaturia, B.Chiladze, R.Kvatadze, D.Lomidze, R.Shanidze, Z.Tsamalaidze. Russia: JINR: S.Afanasiev, I.Belotelov, P.Bunin, Y.Ershov, M.Gavrilenko, A.Golunov, I.Golutvin, N.Gorbounov, I.Gorbunov, I.Gramenitski, V.Kalagin, A.Kamenev, V.Karjavin, V.Konoplyanikov, V.Korenkov, G.Kozlov, A.Kurenkov, A.Lanev, A.Makankin, A.Malakhov, I.Melnitchenko, V.V.Mitsyn, P.Moisenz, D.Oleynik, A.Orlov, V.Palichik, V.Perelygin, A.Petrosyan, M.Savina, R.Semenov, S.Shmatov, S.Shulha, A.Skachkova, N.Skatchkov, V.Smetannikov, V.Smirnov, D.Smolin, E.Tikhonenko, S.Vasil'ev, A.Volodko, A.Zarubin, V.Zhiltsov. PNPI: S.Evstyukhin, V.Golovtsov, Y.Ivanov, V.Kim, P.Levchenko, V.Murzin, V.Oreshkin, I.Smirnov, V.Sulimov, L.Uvarov, S.Vavilov, A.Vorobyev, An.Vorobyev. INR: Yu.Andreev, A.Anisimov, A.Dermenev, S.Gninenko, N.Golubev, D.Gorbunov, A.Karneyeu, M.Kirsanov, N.Krasnikov, V.Matveev, A.Pashenkov, G.Pivovarov, V.E.Postoev, V.Rubakov, V.Shirinyants, A.Solovey, D.Tlisov, A.Toropin, S.Troitsky. ITEP: V.Epshteyn, M.Erofeeva, V.Gavrilov, V.Kaftanov†, I.Kiselevich, V.Kolosov, A.Konoplyannikov, M.Kossov, Y.Kozlov, A.Krokhotin, D.Litvintsev, N.Lychkovskaya, A.Oulianov, V.Popov, G.Safronov, S.Semenov, N.Stepanov, V.Stolin, E.Vlasov, V.Zaytsev, A.Zhokin. MSU: A.Belyaev, E.Boos, V.Bunichev, A.Demiyanov, M.Dubinin, L.Dudko, A.Ershov, A.Gribushin, V.Ilyin, A.Kaminskiy, V.Klyukhin, O.Kodolova, V.Korotkikh, A.Kryukov, I.Lokhtin, A.Markina, S.Obraztsov, M.Perfilov, S.Petrushanko, A.Popov, A.Proskuryakov, L.Sarycheva†, V.Savrin, A.Snigirev, I.Vardanyan. PNLPI: V.Andreev, M.Azarkin, I.Dremin, M.Kirakosyan, A.Leonidov, G.Mesyats, S.V.Rusakov, A.Vinogradov. IHEP: I.Azhgirey, I.Bayshev, S.Bitioukov, V.Grishin, V.Kachanov, A.Kalinin, D.Konstantinov, A.Korablev, V.Krychkine, A.Levine, V.Petrov, A.Ryabov, R.Ryutin, A.Sobol, V.Talov, L.Tourtchanovitch, S.Troshin, N.Tyurin, A.Uzunian, A.Volkov. Ukraine: ISCNAS: B.Grynyov. KIPT: L.Levchuk, S.Lukyanenko, D.Soroka, P.Sorokin

Dear Colleagues!

To the RDMS authors of the 'Observation of a new boson with mass near 125 GeV‘ article The past 20 years of responsible and intensive work in the CMS Collaboration have yielded important results. The result of this work is the discovery of new particle, which may be the so-called Higgs boson. We sincerely want to congratulate you on your contributions to the preparation and publication of the first scientific article from CMS devoted to the observation of a new boson with mass at 125 GeV! For some of us, this discovery is the first in our scientific careers. Studying the properties of this particle is yet to come, but the first step has been taken and done brilliantly! Each of you deserves to be a co-author of this discovery, which is reflected in the author list of this article. Please accept our sincere congratulations and wishes for further scientific progress and achievements!

On behalf of CMS Collaboration
Joe Incandela, CMS Spokesperson
Igor Golutvin, RDMS Spokesperson
31.07.2012

"МОЛОДЕЖЬ ДОЛЖНА ОЩУЩАТЬ СЕБЯ НУЖНОЙ", - говорит в интервью "ГА" директор ЕрФИ, доктор физико-математических наук, профессор Ашот ЧИЛИНГАРЯН

Источник: http://www.golosarmenii.am
17 Июль 2012

- Г-н Чилингарян, мы все внимательно следим за сообщениями о геомагнитных бурях, связываем недомогания со вспышками на Солнце. Какие сюрпризы оно преподнесет нам в ближайшее время?
- Солнце - это огромный термоядерный реактор, окруженный сильно нагретой плазмой. На пике активности в атмосферу Солнца из недр светила выбрасываются облака намагниченной плазмы размером с большую планету, которые могут за десятки часов долететь до земли и вызвать сильнейшую магнитную бурю. После бурного периода солнечной активности, длящегося несколько лет, наступает спокойный период, пройдя который, Солнце вступает в свой новый цикл. Последний цикл преподнес сюрпризы. Снижение солнечной активности носило беспрецедентный характер, с 2006 по 2009г. на солнечном диске почти не было пятен. А чем их больше, тем больше солнечных бурь. Входить в активный режим светило начало со значительным опозданием только в 2010 году. Максимум текущего цикла ожидается в 2013-2014гг., но, вероятно, пик этой активности будет намного ниже, чем в предыдущих циклах.

- Чем это грозит Земле?
- Сейчас модны теории глобального потепления, вызванного индустриальной деятельностью человечества, однако влияние Солнца на Землю значительно сильнее. Если цикл будет очень низким, вместо глобального потепления может наступить глобальное похолодание. В XVI в., когда наблюдались циклы с пониженной активностью, в Европе было очень холодно. Зима этого года была необычно холодной. В центре Европы замерзали реки, озера. А это небывалое явление. Возможно, мы опять входим в период сильных холодов.

- Несколько лет назад вы сказали, что станция "Арагац" может стать одним из мировых центров исследования космических лучей и влияния Солнца на нашу планету...
- В Армении находится крупный центр по измерению геофизической информации. В Ереване на высоте 1000 метров, на станции "Нор-Амберд" на высоте 2000 метров и на станции "Арагац" на высоте 3200 метров идут непрерывные измерения максимального числа параметров космического излучения, окружающей среды и магнитного поля Земли. Это не только фундаментальные исследования физических процессов на Солнце и в околоземном пространстве, эти работы имеют и важное прикладное значение – оповещение о надвигающейся радиационной буре. Высокоэнергичные частицы и излучение опасны для космонавтов, пассажиров и экипажей самолетов, летящих через Северный полюс, многих спутниковых и земных технологий. Высокоточные приборы, установленные на "Арагаце", отслеживают возмущение геомагнитного поля и посылают измерения в наши базы данных в Ереване. Эта информация доступна на нашем интернет-сайте (http// crd.yerphi. am) и в зеркальных сайтах в США и Германии.

На "Арагаце" созданы хорошо оборудованные лаборатории для исследования ускорения электронов до очень больших энергий в грозовых облаках. Этот физический эффект был предсказан в 1924 г. английским ученым, лауреатом Нобелевской премии Вильсоном, но достоверных наблюдений он не смог провести. Используя сконструированные нами детекторы элементарных частиц, нам удалось детально изучить это новое физическое явление в земной атмосфере. Статьи о полученных результатах были опубликованы в одном из самых престижных научных журналов Physicalreview. А доклады заслушаны на международных форумах в Пекине и Сан-Франциско, предстоят выступления в Италии и в Москве, на Европейской конференции по космическим лучам. Потом состоится конференция по ускорению частиц в грозовых облаках, в которой примет участие делегация Армении, состоящая в основном из молодых сотрудников, аспирантов и магистрантов. Наши исследования грозовых явлений имеют и прикладную направленность - прогнозирование сильных гроз и выпадение града. Мы отслеживаем грозы в радиусе 1000 км вокруг Армении и можем оповещать о них соседние страны.

- В советские годы ЕрФИ был брендом Армении. Естественно, что нынешнее состояние института и его будущее изменение статуса вызывают тревогу...
- Мы вернули старое название – теперь это вновь Ереванский физический институт имени Артема Алиханяна. Но это и Национальная лаборатория им. Алиханяна. Национальная - это статус института, подчеркивающий важность для страны этого научного учреждения. Четверть публикаций ученых Армении в рецензируемых журналах за последние 10 лет принадлежит сотрудникам ЕрФИ. Из общего числа ссылок на работы - а это важный параметр - более половины также относятся к публикациям наших сотрудников. Учитывая престиж ЕрФИ, в прошлом году нам вдвое увеличили бюджетное финансирование. На 70% выросла зарплата, но она и сейчас ниже средней по республике. Мы сохранили прежние и развиваем новые научные направления. Группы наших физиков работают в крупнейших мировых центрах физики высоких энергий. Мы активно участвуем в трех крупнейших экспериментах на Большом андронном коллайдере в Женеве. Наши экспериментаторы востребованы в крупнейших мировых лабораториях. Маленькая Армения помогает развитым странам в научных исследованиях. На "Арагаце" продолжаются исследования частиц сверхвысоких энергий. Наши теоретики сотрудничают с ведущими зарубежными учеными. ЕрФИ начался с измерений характеристик первых найденных элементарных частиц на "Арагаце", потом проводились измерения взаимодействий фотонов и электронов с веществом на электронном ускорителе "АРУС". Сегодня он морально и физически устарел, поэтому наши специалисты работают на крупнейших ускорителях Европы и Америки.

- Что дают Армении эти работы?
- Это новые знания, опыт, полученный в самых передовых научных центрах. А это не только фундаментальная наука, но и передовая технология, которая в будущем будет использоваться промышленностью. Мы уже сейчас имеем экспертов, работавших с этими технологиями. Они смогут создать очаги инновационной деятельности. В этом году мы организуем некоторые производства в ЕрФИ - пока не самые передовые, но это только начало. Будем всячески содействовать созданию центра ядерной медицины на нашей площадке, надеемся обеспечить больницы Еревана изотопами для аппаратов сканирования.

- Сегодня очень трудно удержать молодежь в сфере науки. Как вы решаете эту проблему?
- Наиболее эффективными в сфере науки являются хорошо сбалансированные по возрасту и квалификации коллективы профессионалов, обеспеченные современной технической инфраструктурой и достойной зарплатой. Такие коллективы имеют вид пирамиды - наверху научный руководитель, ниже несколько профессоров, далее их ученики, аспиранты, в основании - масса студентов. И это нормально. На Западе основную работу делают аспиранты и молодые ученые. У нас до недавнего времени все было наоборот - наверху много профессоров, у основания один-два студента. В прошлом году мы начали ставить пирамиду на место - приняли 35 магистрантов и освободили около 40 сотрудников в возрасте за 70 лет. При наличии большого количества пожилых людей молодым сотрудникам нет места для роста, поэтому они не задерживаются. Наши бывшие аспиранты, защитив диссертации, быстро находят работу в зарубежных научных центрах. Мы стремимся создать атмосферу, в которой молодежь ощущала бы себя нужной, чтобы это был их институт, в успешной работе которого они лично заинтересованы.

Нора КАНАНОВА

ATLAS Higgs Search Update

Source: http://www.atlas.ch/news/2012/
31 July 2012

On 31 July, 2012, the ATLAS Experiment submitted a scientific paper describing the discovery of a new particle consistent with the Higgs Boson to the journal Physics Letters B.

The paper gives the details of the analyses behind the results presented at the 4 July CERN announcement and the ICHEP conference, and also includes analysis of the H->WW channel with the 2012 data. The significance of observation is thus increased to 5.9 sigma. The mass of the new particle is measured as 126.0 ±0.4±0.4 GeV.

ATLAS concentrated its efforts with the early 2012 data on three complementary decay channels which are each described in the extended letter, with the Higgs decaying to two photons, or to four leptons, or to two leptons with missing energy. The combined result incorporates information from the earlier 2011 data analyses and establishes the discovery of a new fundamental particle.


Result of a statistical analysis of the ATLAS combined Higgs search.

The observed probability (local p0) for background processes to look like the data at mH = 126 GeV corresponds to 1 part in ~600 million. This corresponds to a 5.9 sigma observation of a new particle. The plot also shows that no signal is observed at other masses.

The inset in the low mass range compares the observed probability with the expectation from theory, showing that the observation at mH = 126 GeV is consistent with the Standard Model Higgs boson.

Largest ever Cherenkov telescope
sees first light!

Source:
http://www.mpi-hd.mpg.de/hfm/HESS/pages/press/2012/HESS_II_first_light/

See also: Characteristics of the H.E.S.S. II telescope, and images, as well as Astronomy Picture of the Day

On 26 July 2012, the H.E.S.S. II telescope started operation in Namibia. Dedicated to observing the most violent and extreme phenomena of the Universe in very high energy gamma-rays, H.E.S.S. II is the largest Cherenkov telescope ever built, with its 28-meter-sized mirror. Together with the four smaller (12 meter) telescopes already in operation since 2004, the H.E.S.S. (“High Energy Stereoscopic System”) observatory will continue to define the forefront of ground-based gamma ray astronomy and will allow deeper understanding of known high-energy cosmic sources such as supermassive black holes, pulsars and supernovae, and the search for new classes of high-energy cosmic sources.

With a mass of almost 600 tons and its 28-meter mirror - the area of two tennis courts – the new arrival is just huge. This very large telescope named H.E.S.S. II saw its first light at 0:43 a.m. on 26 July 2012, detecting its very first images of atmospheric particle cascades generated by cosmic gamma rays and by cosmic rays, marking the next big step in exploring the Southern sky at gamma-ray energies. “The new telescope not only provides the largest mirror area among instruments of this type worldwide, but also resolves the cascade images at unprecedented detail, with four times more pixels per sky area compared to the smaller telescopes” states Pascal Vincent from the French team responsible for the photo sensor package at the focus of the mirror.

Gamma rays are believed to be produced by natural cosmic particle accelerators such as supermassive black holes, supernovae, pulsars, binary stars, and maybe even relics of the Big Bang. The universe is filled with these natural cosmic accelerators, impelling charged particles such as electrons and ions to energies far beyond what the particle accelerators built by mankind can reach. As high-energy gamma rays are secondary products of these cosmic acceleration processes, gamma ray telescopes allow us to study these high-energy sources. Today, well over one hundred cosmic sources of very high-energy gamma rays are known. With H.E.S.S. II, processes in these objects can be investigated in superior detail, also anticipating many new sources, as well as new classes of sources. In particular, H.E.S.S. II will explore the gamma ray sky at energies in the range of tens of Giga-electronvolts – the poorly-explored transition regime between space-based instruments and current ground-based telescopes, with a huge discovery potential.

The most extreme gamma ray emitters – Active Galactic Nuclei – shine in gamma rays with an apparent energy output which is one hundred times the luminosity of the entire Milky Way, yet the radiation seems to emerge from a volume much smaller than that of our Solar System, and turns on and off in a matter of minutes, a strong signature of supermassive black holes. For some of the objects seen with the four H.E.S.S. telescopes in the last years, no counterpart at other wavelengths is known; they may represent a new type of celestial object that H.E.S.S. II will help to characterize.

When gamma rays interact high up in the atmosphere, they generate a cascade of secondary particles that can be imaged by the telescopes on the ground and recorded in their ultra-fast photo sensor 'cameras', thanks to the emission known as Cherenkov radiation – a faint flash of blue light. The high-tech camera of H.E.S.S. II is able to record this very faint flash with an “exposure time” of a few billionths of a second, almost a million times faster than a normal camera. The H.E.S.S. II camera – with an area of the size of a garage door and a weight of almost 3 tons – is “flying” 36 meters above the primary mirror in the focal plane – at the height of a 20-story building when pointing up. Despite its size, the new telescope will be able to slew twice as fast as the smaller telescopes to immediately respond to fast and transient phenomena such as gamma ray bursts anywhere in the sky.

The telescope structure and its drive system were designed by engineers in Germany and South Africa, and produced in Namibia and Germany. The 875 hexagonal mirror facets which make up the huge reflector were manufactured in Armenia, and individually characterized in Germany. The mirror alignment system results from a cooperation of German and Polish institutes. The camera, with its integrated electronics, was designed and built in France. The construction of the new H.E.S.S. II telescope was driven and financed largely by German and French institutions, with significant contributions from Austria, Poland, South Africa and Sweden.

“The successful commissioning of the new H.E.S.S. II telescope represents a big step forward for the scientists of H.E.S.S., for the astronomical community as a whole, and for Southern Africa as a prime location for this field of astronomy” - so Werner Hofmann, spokesperson of the project – “H.E.S.S. II also paves the way to the realization of CTA – the Cherenkov Telescope Array— the next generation instrument ranked top priority by astroparticle physicists and funding agencies in Europe”.

The H.E.S.S. observatory has been operated for almost a decade by the collaboration of more than 170 scientists, from 32 scientific institutions and 12 different countries: Namibia and South Africa, Germany, France, the UK, Ireland, Austria, Poland, the Czech Republic, Sweden, Armenia, and Australia. To date, the H.E.S.S. Collaboration has published over 100 articles in high-impact scientific journals, including the top-ranked ‘Nature’ and ‘Science’ journals.

H.E.S.S. was awarded in 2006 the Descartes Prize of the European Commission - the highest recognition for collaborative research - and in 2010 the prestigious Rossi Prize of the American Astronomical Society. In a survey in 2006, H.E.S.S. was ranked the 10th most influential observatory worldwide, joining the ranks with the Hubble Space Telescope or the telescopes of the European Southern Observatory ESO in Chile.

For more information, see: H.E.S.S. home page and more information about the Cherenkov technique and the H.E.S.S. telescopes and about the physics of gamma sources studies with H.E.S.S.

Contacts

  • Prof. Dr. Werner Hofmann (H.E.S.S. Spokesperson), Max-Planck-Institut für Kernphysik, Heidelberg, +49 6221 516 330      , werner.hofmann (at) mpi-hd.mpg.de
  • Dr. Michael Panter (H.E.S.S. Technical Coordinator), Max-Planck-Institut für Kernphysik, Heidelberg,  +49 6221 516 273 michael.panter (at) mpi-hd.mpg.de
  • Prof. Dr. Stefan Wagner, Landessternwarte Heidelberg,          +49 6221 541 712      , S.Wagner (at) lsw.uni-heidelberg.de
  • Dr. Michael Punch (Deputy Spokesperson), APC, AstroParticule et Cosmologie, Université Paris Diderot, CNRS/IN2P3, Paris, +33 1 57 27 60 81, punch (at) apc.univ-paris7.fr
  • Dr. Gerard Fontaine (Chair H.E.S.S. Board), Laboratoire Leprince-Ringuet, Ecole Polytechnique, CNRS/IN2P3, Palaiseau,+33 1 69 33 55 51, fontaine (at) admin.in2p3.fr
  • Dr. Pascal Vincent, LPNHE, Université Pierre et Marie Curie Paris 6, Université Denis Diderot Paris 7, CNRS/IN2P3, Paris, +33 1 44 27 48 43, vincentp (at) in2p3.fr

Characteristics of the H.E.S.S. II telescope

Mount
Mount type Alt-Az mount
Azimuth drive system 12 wheels in 6 bogies on 36 m diameter rail 
4 wheels driven by servo motors, plus backup motors 
peak positioning speed 200 degr./minute 
range +– 280 degr. from park position
Height of elevation axis 24 m
Elevation drive system Toothed ring on either side of the dish 
2 drive units with 2 servo motors each, plus backup motors 
peak positioning speed 100 degr./minute 
range –125 degr. +90 degr. from vertical
Dish
Dimensions 32.6 m by 24.3 m; equivalent to 28 m circular dish
Shape of reflector Parabolic
Focal length 36 m
Total mirror area 614 m2
Mirror facets 875 hexagonal facets of 90 cm (flat-to-flat) size 
quartz-coated aluminized glass 
weight per facet approx. 25 kg
Facet alignment Each facet equipped with 2 actuators with 2 μm positioning step size
Focal plane instrumentation (Camera)
Photo sensors 2048 1-1/4’ photo multipliers
Packaging 128 drawers of 16 PMTs each, drawer includes digitization, trigger, slow control, high voltage generation
Pixel size 42 mm (hexagonal, flat-to-flat), equivalent to 0.067 degr.
Sensitive area / field of view approx. 200 cm Ø, equivalent to 3.2 degr. on the sky
Signal recording 1 GHz signal sampling using the SAM ASIC 
2 gain channels for each pixel for large dynamic range 
records signal amplitude, timing, and shape
Effective exposure time 16 nano-seconds
Image recording rate 3600 images/second
Power consumption 8 kW
Dimensions of camera body 227 cm wide x 240 cm high x 184 cm deep
Camera weight 2.8 tons
Camera support Quadrupod
Weight of complete telescope 580 tons (incl. mirrors, camera)

Images

Photo montage showing the gamma-ray sky over Namibia, as measured by the four H.E.S.S. telescopes during the last years, superimposed onto an optical image, with one of the small H.E.S.S. telescopes in the foreground (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Fabio Acero and Henning Gast)
Illustration of the particle cascade created by a very high energy gamma ray high up in the atmosphere, with the blue Cherenkov light beamed towards the telescopes (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Fabio Acero and Henning Gast)
View of the full H.E.S.S. array with the four 12 m telescopes and the new 28 m H.E.S.S. II telescope (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Arnim Balzer)
View of the full H.E.S.S. array with the four 12 m telescopes and the new 28 m H.E.S.S. II telescope (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Clementina Medina)
View of the full H.E.S.S. array with the four 12 m telescopes and the new 28 m H.E.S.S. II telescope (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Frikkie van Greunen)
View of the full H.E.S.S. array with the four 12 m telescopes and the new 28 m H.E.S.S. II telescope (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Frikkie van Greunen)
Close-up of H.E.S.S. II telescope (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Frikkie van Greunen)
Close-up of H.E.S.S. II telescope (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Stefan Schwarzburg)
The H.E.S.S. II steel structure before installation of the camera and mirror facets, on a (unusual) cloudy day (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Christian Föhr)
Connection between one arm of the camera quadrupod and the dish, before installation of the mirror facets, illustrating the size of the dish (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Frikkie van Greunen)
Installation of mirror facets on the H.E.S.S. II telescope; mirror facets still wrapped in foil (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Toni Hanke)
Uncovering of the mirror facets (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Clementina Medina)
Section of the mirror before alignment of the mirror facets, sprinkling the reflection of the quadrupod arm into many segments (Credit: H.E.S.S. Collaboration, German Hermann)
The “camera” with photosensors and readout electronics is loaded into the nose of the telescope (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Arnim Balzer)
The “camera” with open lid, showing the array of photosensors (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Arnim Balzer)
Part of the photosensor array, with light collecting funnels in front of the photomultiplier tubes (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Arnim Balzer)
The H.E.S.S. telescopes with star trails (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Clementina Medina/Irfu-CEA)
The H.E.S.S. telescopes and the Milky Way (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Clementina Medina/Irfu-CEA)
The H.E.S.S.-II telescope under moonlight (Credit: H.E.S.S. Collaboration, Clementina Medina/Irfu-CEA)
Images of particle cascades viewed simultaneously by the H.E.S.S. II telescope (center) and by the H.E.S.S. I telescopes (sides). Color encodes light intensity. The images illustrate the dramatically improved intensity and resolution with which H.E.S.S. II views the particle cascades. The H.E.S.S. I cameras are shown in reduced size. (Credit: H.E.S.S. Collaboration)
While it is in general not possible to distinguish between gamma-ray induced showers and cosmic-ray showers without numerical analysis of the images, the ring-like structures in the last images are most probably due to local muon tracks which mark these showers as cosmic rays.
Movie of cascade images, H.E.S.S. II telescope only; same in reduced scale
Movie of cascade images, all five telescopes;same in reduced scale

 

Армянские физики внесли вклад в открытие бозона Хиггса!

Источник: http://arminfo.info
Дата: 25.07.12
Текст: Самвел Саргсян

На семинаре 4 июля в Европейском центре ядерных исследований (CERN) были оглашены результаты экспериментов по возможному открытию бозона Хиггса – крупнейшего открытия 21 века. В работах по открытию “частицы бога” участвовали также группы армянских физиков из Ереванского физического института (ныне - “Фонд Национальная научная лаборатория им. А.И.Алиханяна (Ереванский физический институт)”. О значении открытия, об экспериментах на Большом адронном коллайдере и о вкладе армянских физиков корреспонденту АрмИнфо рассказали директор Фонда ННЛА, профессор Ашот Чилингарян, член-корреспондент НАН РА, руководитель группы армянских ученых в эксперименте CMS (Compact Muon Solenoid) Альберт Сирунян и доктор физ.-мат. наук, участник эксперимента ATLAS (A Toroidal LHC ApparatuS) Грачья Акопян.

Ашот Чилингарян. Прошлый век – золотой век физики высоких энергий, когда в экспериментах с космическими лучами и на ускорителях были открыты элементарные частицы и изучены их свойства. Венцом этих открытий стала так называемая Стандартная модель, которая объясняет как устроена материя и как “началась” Вселенная.

Самое главное, что на основе Стандартной модели можно делать очень точные расчеты ожидаемых параметров частиц и их взаимодействий для сравнения с экспериментальными и наблюдательными результатами.  И множество экспериментов в физике и астрофизике высоких энергий подтвердили стандартную модель. Однако, конечно, не все явления нашли объяснение: в рамках стандартной модели не интегрирована гравитация; нет объяснения массы нейтрино, “темной” материи. Еще одной загадкой является очень большой разброс масс кварков и лептонов, различающихся в сотни и тысячи раз, несмотря на одинаковые свойства. В ранней Вселенной частицы были поначалу безмассовы, но на каком-то этапе ее “создания” симметричная картина взаимодействий частиц самопроизвольно нарушилась, и частицы приобрели массу. Для описания нарушения этой симметрии было предложено особое поле с ненулевым состоянием вакуума, оно получило название Хиггсовское поле в честь британского физика Питера Хиггса (Peter Ware Higgs), который  в 1964 году предложил это объяснение. Переносчиком Хигсовкого взаимодействия является одноименной бозон  (Higgs boson), открытие которого является главной целью экспериментов на Большом адронном коллайдере  (БАК – LHC – Large  Hadron Collider) Европейского центра ядерных исследований (CERN – Conseil Européen pour la Recherche Nucléaire) в Швейцарии.

Подготовка к строительству БАК, самого большого ускорителя в мире, началась 20 лет назад. Задачей экспериментов на БАК является прорыв в область “новой физики”, в том числе открытие бозона Хиггса. Эксперименты по обнаружению бозона Хигса проводились и в США, но они оказались безуспешными, не хватило энергии и светимости пучков: чем с большей энергией сталкиваешь элементарные частицы, тем больше шансов понять, что там скрывается внутри, а энергия столкновений в БАК беспрецендентно велика. Чем больше частиц участвует в столкновении, тем больше светимость пучков и тем больше вероятность рождения новых частиц.

Группы ученых Ереванского физического института (ЕрФИ) участвовали в создании детекторов БАК с начала 90-ых. В экспериментах CMS и ATLAS, в которых работали армянские физики, и были получены экспериментальные подтверждения новой частицы похожей на столь долго ожидаемый бозон Хиггса.

Отмечу, что наряду с нашими ветеранами, 20 лет участвующими в экспериментах, также и молодые армянские ученые являются соавторами открытия бозона Хиггса и многих других интересных результатов. И хотя в списках соавторов насчитываются десятки тысяч фамилий, каждый армянский ученый и молодой специалист – участник экспериментов – внес свой особый вклад в получение результата. Тому подтвеждение диссертации молодых ученых на основе материлов работы БАК, которые каждый год защищаются в ЕрФИ.

Добавлю также, что Правительство РА два года назад начало выделять средства для того, чтобы группы армянских ученых могли участвовать в экспериментах и не зависели от грантов, выделяемых иностранными или международными организациями. И общий успех работы по поиску бозона Хигса стал свидетельством того, что выделенные правительством средства были потрачены не впустую.

Альберт Сирунян. Проведенные эксперименты, естественно, являлись экспериментами международного масштаба, поскольку были связаны с большими расходами, которые ни одна страна в одиночку не могла себе позволить. 

Членами CERN являются 20 стран. Понятно, что Армения не может быть отдельным участником исследований, поскольку это связано с большими затратами. Но с 1994 года, согласно подписанному с Правительством РА договору, армянским физикам и инженерам предоставлена возможность участия в научных экспериментах, которые осуществляются на ускорителях CERN. Начиная с 1995 года армянские ученые начали участвовать в создании оборудования для БАК-а. Кроме экспериментов на детекторах  CMS и ATLAS, осуществлялся эксперимент на детекторе ALICE (A Large Ion Collider Experiment), который применяется для изучения физики тяжелых ионов и нового состояния вещества (кварк-глюонной плазмы). Начало создания оборудования армянскими физиками для детекторов совпало с тяжелыми для Армении временами, когда электроэнергия подавалась несколько часов в сутки, а на науку тратились мизерные средства. Но армянские физики смогли найти разные пути финансирования, в частности, гранты, и участвовать в создании этих мощнейших детекторов, каждый из которых стоит до 500 млн швейцарских франков.

В сентябре 2008 года на БАК были запущены первые пучки элементарных частиц, а в 2010-11 гг. были получены первые экспериментальные результаты.

До экспериментов по открытию бозона Хигса в CERN, в США такие эксперименты проводились на ускорителе “Tэватрон”, имеющего в свое время самую высокую энергию. Но американская программа закрылась, и вся надежда на открытие этой частицы осталась на БАК.

Я участвовал на семинаре 4 июля в CERN, в рамках которого были оглашены результаты по открытию бозона Хигса как по эксперименту CMS, так и ATLAS. Специально было проведено два независимых эксперимента на достижение одного и того же результата с тем, чтобы конечный результат имел наибольшую достоверность. При этом, используемые в CMS и ATLAS детекторы значительно отличаются друг от друга, и если на разном оборудовании получается тождественный результат, то значит, что он близок к реальному.

Бозон Хиггса имеет возможность распада по пяти независимым каналам. Каналы различаются по вероятности детекции этой частицы в них. В двух каналах наблюдался распад бозона Хиггса на два фотона. В одном из каналов наблюдался распад на 2-Z-бозона. В действительности, это – 4-хчастичное конечное состояние, а эти 4 частицы – лептоны.

В результате эксперимента должно было подтвердиться существование вышеназванных фотонов в качестве скалярных частиц – бозонов. Для подтверждения результатов, полученных по второму каналу распада нужен более обширный статистический материал.

В физике высоких энергий частица считается открытой, если статистическая значимость пика больше 5 стандартных отклонений (5-сигм). Комбинированная (средняя) статистика по двум каналам по эксперименту CMS была равна 4,9-сигмам, а по ATLAS – 5-сигмам. Из этого можно заключить, и об этом было сообщено на вышеназванном семинаре 4 июля, что найдено такое состояние частицы (с массой (энергией) 125.3 ± 0.6 гигаэлектронвольт), которое очень похоже на бозон Хиггса.

Понятно, что для получения более достоверных результатов необходимо расширить базу статистических данных. С этой целью  с директором  CERN Рольфом-Дитером Хойером (Rolf-Dieter Heuer) достигнута договоренность о том, что БАК не будет остановлен в конце текущего года, а будет эксплуатироваться еще 3 месяца для продолжения экспериментов.

Грачья Акопян. Лишь для того, чтобы закрепить сказанное Альбертом Сируняном, отмечу, что Армения с 1993 года участвует в проекте БАК в качестве создателя технического оборудования, компонентов, детекторов. Фактически, такого участия в БАК не имеет ни одна из стран региона, а среди стран СНГ в проекте участвует лишь Россия, Украина и Беларусь. В итоге, армянские физики были заняты на всех  этапах создания и становления БАК от приборостроения, экспериментальных исследований выполненных работ, изучения параметров детекторов и оборудования  до их окончательной сборки, наладки и пуска. Кроме этого, армянские физики осуществляют контроль за всем этим оборудованием, неся соответствующее дежурство. Кроме того, мы удаленно – с Еревана следим за качеством измерений, для обработки данных используя “Грид” – “облачную” компьютерную систему.

Альберт Сирунян. Если рассматривать вопрос о пользе, которую извлекала Армения от участия в работах по созданию БАК и в экспериментах по открытию бозона Хиггса, то следует выделить два аспекта. Во-первых, это – исключительная возможность подготовки молодых специалистов в CERN, чему способствовала программа государственной поддержки. Следует учитывать тот факт, что мы имеем сильные традиции в физике высоких энергий: в ЕРФИ действовал электронный ускоритель, армянские физики всегда были на переднем плане в сфере изучения электромагнитных взаимодействий высоких энергий. И на сегодняшний день эти традиции продолжаются, несмотря на то, что мы не имеем возможности использования  нашего устаревшего ускорителя, зато широко используются технические возможности зарубежных центров изучения физики высоких энергий. Это – не только CERN, но и Лаборатория Джефферсона в США,  центр DESY (Deutsches Elektronen-Synchrotron) в Германии. И благодаря участию в программах этих центров мы высоко держим планку репутации Ереванского физического института и сохраняем возможности развития физики высоких энергий в Армении.

Во-вторых, участие в строительстве БАК позволило привезти в Армению новые технологии. Например, на заводе “Марс” была применена новая технология производства специальных керамических подложек (плат) для детекторов БАК. Был объявлен тендер на производство этих подложек с участием компаний из нескольких стран,  и “Марс” выиграл его. В итоге, на этом заводе было произведено и поставлено в CERN 5 тыс. керамических подложек для сооружения детекторов в БАК.

В качестве заключения хотелось бы сообщить, что ЕрФИ планирует в 2013 году в Армении (предположительно, в  цетре международных конференций “Нор Амберд” на склонах горы Арагац) организовать представительную научную конференцию, на которой  будут представлены новейшие результаты экспериментов CERN по открытию бозона Хиггса.

Հայկական ֆիզիկայի ապագան և միջուկային բժշկությունը

Ազգային մրցունակության հիմնադրամի՝ 35 մլն եվրո արժողությամբ գաղափարը՝ Միջուկային բժշկության կենտրոնը, խոստանում է ուղիղ հարված հասցնել երկրում մահացության 70 %-ի պատճառ հանդիսացող քաղցկեղային և սրտաբանական հիվանդություններին: Ռադիոիզոտոպների արտադրամաս և ախտորոշման կենտրոն. սա՝ ծրագրի առաջին փուլով: Արդեն 3 տարին է, Ալիխանյանի անվան գիտական լաբորատորիայի ուշադրության կենտրոնում են երիտասարդ ֆիզիկոսները: Սա պետական մոտեցում է՝ հատուկ ֆինանսական աջակցությամբ: 40 մլն դրամ՝ 2010-ին, 90 մլն՝ նախորդ տարի, նույնքան էլ պետական գանձարանը երիտասարդ ֆիզիկոսների համար նախատեսել է՝ այս տարի: Այս գումարով ուսանողները արտերկրում մասնակցում են գիտաժողովների, աշխատում գիտական խոշորագույն կոլաբորացիաներում, խրախուսվում հանրահայտ գիտական ամսագրերում տպագրվելու համար...Եվ վերջապես՝ կրթությանը զուգահեռ աշխատում են Ազգային գիտական լաբորատորիայում...այսպես, այսօր արդեն գիտական կենտրոնը 50 նոր աշխատակից ունի:

Հայտարարություն
<<Հայաստանի Հանրապետություն>>, 3 մայիս 2012

Ա. Ի. Ալիխանյանի անվան ազգային գիտական լաբորատորիան հայտարարում է 2012-2013թ ուսումնական տարվա ասպիրանտուրայի ընդունելություն անվճար հիմունքով առկա ուսուցմամբ հետևյալ մասնագիտության գծով՝
-Տեսական ֆիզիկա - 1 տեղ
-Միջուկի, տարրական մասնիկների և տիեզերական ճառագայթների ֆիզիկա - 1 տեղ
Դիմումների ընդունումը կատարվում է մինչև հունիսի 2-ը:
Տեղեկությունների համար զանգահարել
35-00-12, 091496391 ասպիրանտուրայի բաժին:

ՈՒՇԱԴՐՈՒԹՅՈՒՆ` ԸՆԴՈՒՆՎՈՒՄ ԵՆ ՀԱՅՏԵՐ

Համաձայն տնօրենի 30.03.2012 համար 8 հրամանի ԱԱԳԼ-ում ստեղծվել է որակավորման հանձնաժողով: Հանձնաժողովը հայտեր է ընդունում ԱԱԳԼ-ի երիտասարդ գիտնականների և ուսանողների կողմից կատարված գիտական սարքաշինության գծով փորձարարական և նորարարական աշխատանքների նախագծերի փորձաքննության և որակավորման համար:

Հանձնաժողովը ստացված արդյունքների հիման վրա հեղինակներին կտա հավաստագրեր և կներկայացնի առաջարկություններ նախագծերի ներդրման, ինչպես նաև նրանց պարգևատրելու վերաբերյալ:

Հայտերի հեղինակները պետք է ներկայացնեն դիմում հանձնաժողովի նախագահի անունով, նախագծի նկարագրությունը, շահագործման, ներդրման ակտեր, եթե այդպիսիք կան, ինչպես նաև այլ նյութեր, որոնք կօգնեն աշխատանքի որակավորմանը` հրամանի հավելվածի տեխնիկական պայմաններին համապատասխան:

Հանձնաժողովի աշխատանքը շարունակական է և հայտերի ընդունման ժամկետների վերաբերյալ սահմանափակումներ չկան:

Հանձնաժողովի նախագահ Ս. Թարոյան

Հրաման N44

>

Երիտասարդ գիտնականների մասնակցությամբ նորարական նախագծերի մրցույթի 5 միջազգային փորձագետների կողմից հաղթող ճանաչված
նախագծերի ցուցակ

Ա.Ալիխանյանի անվ.գիտական լաբորատորիա (ԵրՖԻ)-ի Գիտական Խորհրդի կազմը



ԵրՖԻ-ի Գիտական Խորհրդի կազմի ընտրությունների գաղտնի քվեարկության արդյունքները
(Ներբեռնել *.pdf)

Названа окончательная версия потери "Фобос-Грунта"

Источник: http://lenta.ru/news/
               31.01.2012


"Фобос-Грунт". Кадр из видеоролика Роскосмоса

Причиной аварии "Фобос-Грунта" стало воздействие космического излучения - к такому выводу пришла межведомственная комиссия по расследованию аварии. Об этом сообщает РИА Новости со ссылкой на слова главы Роскосмоса Владимира Поповкина.

"Произошел перезапуск двух комплектов бортового вычислительного комплекса (БВК), поэтому он перешел в режим наибольшей экономии энергии и ожидания команды. Наиболее вероятной причиной, по мнению комиссии, является локальное воздействие тяжелых заряженных частиц космического пространства на БВК", - приводит агентство слова Поповкина.

Глава Роскосмоса признал, что подобный сбой стал возможен в результате недоработки - электроника аппарата не была рассчитана на воздействие космического излучения, а этого "нельзя было не учитывать". Поповкин добавил, что все виновные в этом просчете сотрудники НПО имени Лавочкина (оно занималось производством межпланетной станции) были привлечены к административной ответственности. Сколько именно человек и какого рода к ним была применена мера взысканий, не сообщается.

Владимир Поповкин также пожаловался на применение при производстве космических аппаратов импортных микросхем, которые могли не соответствовать техническим требованиям. "Применение импортных микросхем - это болезнь не только наша, но и целые разборки идут в последнее время и в NASA, и Минобороны США по контрафакту этой продукции", - приводит агентство слова Поповкина (о скандале с импортными микросхемами в США "Лента.Ру" писала).

Ранее появлялась информация, что выводы комиссии совершенно другие. Так, "Коммерсантъ" в статье от 31 января 2012 года сообщал, что главной причиной провала миссии названы ошибки в программном коде. Позже неназванный источник в космической отрасли заявил РИА Новости, что проверка программного обеспечения на наземном стенде показала, что никаких ошибок в коде не было.

"Фобос-Грунт" отправился в космическое пространство 9 ноября 2011 года. Аппарат должен был опуститься на спутник Марса, собрать образцы грунта и отправить их на Землю в специальной капсуле для изучения. С помощью анализа образцов, ученые планировали прояснить многие вопросы, касающиеся процессов формирования Солнечной системы. В частности, действительно ли Фобос - просто астероид, захваченный гравитацией Марса.

Спустя несколько часов после старта на борту аппарата произошел сбой - не включились маршевые двигатели, которые должны были вывести аппарат на отлетную к Марсу траекторию. В течение нескольких дней наземные службы пытались установить связь со станцией - это им частично удалось в 20-х числах ноября. На орбите "Фобос-Грунт" пробыл до 15 января 2012 года, пока не сошел с орбиты и не сгорел в атмосфере.

Վարչապետը այցելեց Ա.Ալիխանյանի անվ. ազգային լաբորատորիան
The prime minister visited the National Scientific laboratory after A. I.Alikhanyan

ՀՀ Վարչապետ Տիգրան Սարգսյանը Ամանորյան տոների նախօրյակին` դեկտեմբերի 28-ին այցելեց Ալիխանյանի անվան ազգային գիտական լաբորատորիա:  Վարչապետը հանդիպում ունեցավ լաբորատորիայի տեսական բաժանմունքի մի խումբ գիտնականների և տնօրինության հետ: Նա լսեց գիտնականների առաջ քաշած հարցերը և մտահոգությունները  ԱԱԳԼ-ի ապագա զարգացման խնդիրների շուրջ: 


Նա հավաստիացրեց ներկաներին, որ կառավարությունը ջանք ու եռանդ չի խնայի նպաստելու  ինստիտուտի հետագա զարգացման գործին և այդ զարգացման գործընթացը պետք է շարունակվի նոր կարգավիճակով և կառուցվածքային հիմքով: Նա նշեց, որ Ինստիտուտի գիտական արդյունավետության բարձրացման միջոցառումները և կառավարման ծրագրավորվող բարեփոխումները նպատակ ունեն այն դարձնելու օրինակելի մոդել Հայաստանում գիտության մյուս բնագավառները ներկայացնող գիտական կենտրոնների ձևավորման և գիտական գործունեության բարեփոխման համար: Վերջում Վարչապետը ամանորյան մաղթանքով դիմեց ներկաներին` ցանկանալով համերաշխություն և նորանոր հաջողություններ կյանքում և աշխատանքում: Ժողովին ներկա էր նաև ՀՀ Կրթության և գիտության նախարար Արմեն Աշոտյանը:

RA Prime Minister Tigran Sargsyan on the New Year eve-December 28, visited the National Scientific laboratory after A. Alikhanyan. He held a meeting with a group of scientists of the theoretical department of the laboratory and the board of directors AANL. He listened to the issues and concerns put forward by the scientists and the problems over the future development of the AANL.

He assured those present that the government will do its utmost to support the future development of the institute and that the development procedure must proceed with a new status and constructional base. He mentioned that the measures undertaken on the improvement of scientific effectiveness of the institute and the proposed improvements of its governance aim at making it a pattern for the development of other scientific centers in RA and improvement of their scientific activity. Finally, prime minister rendered New Year congratulations to those present wishing them liberality and success in life and career. The meeting was attended by Minister of Education and Science Armen Ashotyan.

Հրաման N 32

(ներբեռնել պդֆ. ֆայլը)


Annual Program Statement
APS-111-12-000001
Innovation for Productivity

The United States Government, represented by the United States Agency for International Development (USAID) Mission in Armenia, invites applications from Armenian1 organizations, non-profit as well as for-profit entities, including academia, the private sector and NGOs, to form partnerships to promote new approaches and to enable and encourage innovation across all sectors of the Armenian economy in support of USAID/Armenia’s economic development objectives.

Subject to the availability of funds, USAID intends to provide funding for several grants and cooperative agreements in the range of $100,000 to $500,000...
.

Станет ли институт фондом?

 17.11.11 | Источник:  http://www.nv.am/

Без ущерба для фундаментальной науки и физиков-теоретиков...

Некоторое время назад часть коллектива знаменитого на весь научный мир ЕрФИ им.Алиханяна выступила против решения правительства, по которому институт получил статус фонда и будет управляться не только директором и ученым советом самого института, но и Советом попечителей, который возглавит назначенный государством представитель, при участии комиссии зарубежных экспертов. По мнению протестующих, данная схема в дальнейшем даст возможность правительству или кому-либо из влиятельных попечителей отобрать у института собственность.

Помимо этого, новый статус с точки зрения протестующих не обеспечит постоянной государственной поддержки и затруднит проведение фундаментальных научных исследований, так как и Совет попечителей, и правительство заинтересованы в развитии не теории, а прикладных исследований, которые более выгодны с точки зрения их коммерческой реализации. Большая часть протестующих — именно физики-теоретики.

По поводу ситуации, сложившейся вокруг института, мы беседуем с директором ЕрФИ им.Алиханяна профессором Ашотом ЧИЛИНГАРЯНОМ.

— На самом деле на Западе статус фонда имеет большинство крупных научных центров. Ведь государство — причем везде, не только у нас — не считается эффективным менеджером. Поэтому давно известна практика, когда серьезными научными центрами управляют советы попечителей, в которых представлены как профессиональные менеджеры, так и представители университетов, коммерческих структур и промышленности. Наука на Западе финансируется не только государством, но и серьезным бизнесом. У нас пока такого нет и в ближайшей перспективе не предвидится, но наше правительство, согласно своим планам перехода на корпоративные схемы управления, также пошло по пути создания фонда.

— Насколько реальны опасения, что создание фонда приведет к проблемам с собственностью института? — Проблемы с нашей собственностью были всегда на протяжении всех этих двадцати лет. У нас, к примеру, отобрали, вернее — выкупили, за мизерную сумму Дом ученых, в котором теперь, как известно, функционирует телекомпания “Кентрон”. Это произошло в 2003 году во время второй предвыборной компании Р.Кочаряна. А ведь этот дом построил еще Алиханян, и мы там проводили международные симпозиумы, конференции. Дом ученых ЕрФИ был одним из центров культурной жизни Еревана. Теперь мероприятия проводить негде. И даже общее собрание коллектива провести негде — у нас нет зала соответствующей вместимости. Семь лет назад районная организация Еркрапа незаконно вселилась в помещения бывшей поликлиники института. Прошло уже 6 судебных заседаний, мы их все выиграли, но выселятся они не собираются... Еще пример. Восемь лет назад частные лица средь бела дня захватили территорию научной высокогорной станции Нор-Амберд. Говорят, они были связаны с одной из наших старейших партий...
— Какой именно?
— Неважно. Старейших партий не так уж и много. Они говорили нам, что всесильны и на них управы не найти. Но мы нашли все-таки управу и через суд выдворили их. Года четыре назад произошел еще один неприятный случай. У нас на Арагаце были две линии электропередач. Длина обеих — восемнадцать километров. Каждая из опор, а их было 160, стоит три-четыре тысячи долларов. Несмотря на наши многочисленные жалобы, вышки новой линии электропередач демонтировали и увезли. Мы снова пошли по судам. И там оказалась такая путаная история, что нам ничего не удалось доказать. Эти линии были столько раз проданы и перепроданы, кто-то из собственников успел уже умереть, документы затерялись... Есть государственные стратегические интересы, кстати, связанные не только с физикой. Так, находящаяся поблизости советская военная станция радиоперехвата была полностью разграблена в первые годы независимости. Были планы создать новую, современную станцию, с использованием нашей инфраструктуры, которую мы сохранили и приумножили, но, увы, старая линия не потянет дополнительной нагрузки. И весь этот беспредел совершался ради того, чтобы “хорошие” люди получили сверхприбыль. А границы республики, между прочим, проходят в том числе и по высотам. Арагац — высшая точка современной Армении, и наша станция с уникальной технической и научной инфраструктурой и высококвалифицированным персоналом является неоценимым резервом на случай непредвиденных вызовов нашего неспокойного времени. Не надо ослаблять потенциал республики.
— Но вы все же уверены, что с обретением статуса фонда собственности института ничто не будет угрожать?
— Как говорят, уверенность дает только страховой полис. Риски есть всегда, и управление ими — главная обязанность администратора. На ваш вопрос я отвечу так, как отвечал сотрудникам института: “Не вижу причин по которым они (риски) должны возрасти”.

...Когда я три года назад стал директором, мы договорились с министром экономики, что будет создана авторитетная международная комиссия, которая рассмотрит научные направления института и даст свои рекомендации по ним правительству РА. Это общепринятая практика во всех крупных научных центрах, и выбор правильных научных направлений немыслим без независимой экспертизы. Правительство создало такую комиссию под председательством известного ученого, академика РАН Ю.Оганесяна. Мы подготовили доклады по нашим научным направлениям и представили их комиссии. Ее заседания проходили публично, все сотрудники института имели возможность высказать свое мнение. Выслушав наши доклады и посетив институт, комиссия разработала рекомендации. В частности, было рекомендовано сделать институт национальной лабораторией, то есть повысить статус по примеру научных центров США и Европы. И вдвое увеличить бюджет. Наше правительство приняло соответствующее решение. Бюджет с 2011 г. был удвоен, что позволило на 40% увеличить зарплаты, провести срочный ремонт, закупить современную вычислительную технику. Кроме того, в сентябре с.г. было принято правительственное решение о внедрении наилучших методов корпоративного управления государственными предприятиями, соответственно нам предложили стать фондом, учредителем которого является государство. В совет управляющих (попечителей) фонда могут войти и частные инвесторы. Они могут влиять на бизнес-стратегию, помогать “перекачке” знаний в технологии и производство, что в конечном счете и может создать основанную на знаниях промышленность, о которой так много говорят наши руководители. В то же время ученый совет национальной лаборатории и комиссия зарубежных экспертов должны контролировать высокий уровень фундаментальных исследований в институте. Директор института с помощью администрации, нанятой на контрактной основе, осуществляет оперативное руководство в соответствии с согласованной стратегией, принятой всеми тремя органами национальной лаборатории. Эти преобразования вызвали сопротивление внутри института. Люди боятся, что институт потеряет собственность, что государство перестанет оказывать поддержку, что они сами окажутся за бортом. Все новое, даже если это новое прогрессивно, всегда вызывает поначалу сопротивление.

— Так опасения ваших сотрудников беспочвенны или все же имеют под собой какие-то основания? — Знаете... Основания есть в силу того, что в республике не выработана четкая политика в сфере науки. С этим я согласен. Деньги, выделяемые на науку, распыляются, нет независимой экспертизы. Хотя первые шаги в правильном направлении уже делаются: государственный комитет по науке привлек международную экспертизу для конкурса тематических проектов. Создание комиссии международных экспертов для национальной лаборатории также давно ожидаемое правильное решение. Однако отсутствует единый интегральный подход, наука распылена по многим ведомствам с собственными приоритетами и критериями. А при желании выделить ученых и научные школы, имеющие международное признание и работающие на современном уровне, не так уж и сложно. Их не так много и осталось.

— Кстати, сколько в среднем получал ученый физик?
— Пятьдесят-шестьдесят тысяч драмов в месяц. Сейчас же научный сотрудник получает в среднем сто-сто десять тысяч.
— Значит, люди посвящают себя физике, пишут кандидатские и докторские диссертации, чтобы получать в итоге сто тысяч драмов?
— За кандидатские доплачивают 5 тысяч, за докторские — 10 тысяч в месяц. Есть еще гранты. Если руководитель подал проект и получил финансирование от международного фонда, зарплата его сотрудников может вырасти на 200-300 долларов в месяц. ...К счастью, молодые люди уже понимают цену квалификации и стремятся ее получить. Согласно правительственной программе молодых ученых, мы приняли примерно 30 магистров, в основном из ЕГУ. Молодые сотрудники нашего института имеют самое лучшее оборудование. Закупаемое или сконструированное нами же. В этом году мы поддержали участие молодых ученых в международных конференциях и школах...

— Ваш институт в системе Академии?
— Институт был создан одновременно с академией наук и был в ее составе до тех пор, пока не началось строительство кольцевого электронного ускорителя. После начала строительства институт вошел в систему Министерства среднего машиностроения и имел бюджет, сопоставимый с бюджетом всей Академии Наук Армении. Он имел три с половиной тысячи сотрудников. Сейчас у нас четыреста пятьдесят сотрудников. За последние 20 лет многие наши ведущие специалисты уехали работать за рубежом. Самые большие потери среди экспериментаторов — наши сотрудники оказались востребованными и в американских, и в европейских центрах. В связи с этим возникла определенная диспропорция среди отделений института
— На ваш взгляд, чем закончится противостояние в институте?
— Я думаю, сотрудники постепенно поймут, что тот путь, по которому мы идем, правильный. Это практика, принятая во всем цивилизованном мире. Это будущее.
Беседовал
Арам ЯВРУМЯН

ԱԱԳԼ-ի ծախսերի նախահաշիվ

  1. ՀՀ 2011թ-ի “Ենթակառուցվածքի պահպանում և զարգացում” ծրագրի նախահաշիվ
  2. ՀՀ 2011թ-ի “ԱԱԳԼ-ի ֆիզիկայի բնագավառում արդիական գիտական ներուժի ապահովման ծախսերի” ծրագրի միջոցառումների նախահաշիվ

Таблица Менделеева пополнилась тремя новыми элементами

08.11.2011 | Источник:  http://news.am

Международный союз теоретической и прикладной химии сегодня, 8 ноября, официально утвердил обозначения элементов таблицы Менделеева с номерами 110, 111 и 112.

Как передает Lenta.ru со ссылкой на New Scientist, новые элементы получили названия дармштадтий (110), рентгений (111)и коперниций (112). Официальные символы новых элементов - Ds, Rg и Cn соответственно.

AREAL

The whole information on the AREAL can be found on the following address.
http://accelconf.web.cern.ch/AccelConf...

E. Laziev

Всю информацию, относящуюся к AREAL можно найти по адресу:
http://accelconf.web.cern.ch/AccelConf...

Э.Лазиев

В Армении строят ускоритель

24.10.2011 | Источник:  http://news.am

В Армении в рамках программы «Кэндл» началось конструирование лазерного высокочастотного линейного ускорителя AREAL. Об этом 24 октября заявил председатель Госкомитета по науке Министерства образования и науки Армении Самвел Арутюнян. По всей вероятности, строительство ускорителя завершится весной 2013 года.

Отметим, что «Кэндл» (CANDLE-Center for the Advancement of Natural Discoveries using Light Emission) в переводе означает центр естественных открытий с использованием светового излучения. В этом центре ученые получат возможность при помощи интенсивного светового потока изучать молекулы, биологические объекты и материалы. Совершенно безопасный для окружающей среды ускорительный центр станет беспрецедентным на постсоветском пространстве, в Восточной Европе и на Ближнем Востоке.

По словам Арутюняна, армянский ускоритель конструируется в сотрудничестве с немецким центром «Дези» (DESY-немецкий электронный синхротон) и, по сути, является копией немецкого ускорителя «Дези».